«Хочу твоей крови». Как я чуть не огрёб от отмороженных польских фанов

Дмитрий Зимин

10 декабря 2021, 10:25 МСК

На российского журналиста напали перед матчем Лиги Европы «Легия» – «Спартак», что произошло

Поделиться

Комментарии

Экстремальный репортаж Дмитрия Зимина из Варшавы.

В начале ноября я набрал знакомому, который переехал из России в Польшу. Получил рабочую визу, возит еду, в общем осуществил маленькую мечту: свалить в просветлённую Европу. Он долго рассказывал о крутости жизни в Варшаве, уровне товаров, услуг, зарплат и чудесных людях. И только в конце перешёл к важному.

– Вообще сейчас лежу с переломом носа, – сказал он. – За пару часов до твоего звонка вправлял.

В этот момент подумал: действительно высокий уровень жизни. Оказалось, в Польше праздновали День независимости. Он выходил из магазина и сказал что-то на русском. Роковая ошибка. Рядом появилась пара мощных националистов, которым он с горделивой глупостью сообщил, что из России. Хорошо ещё, что стычка получилась локальной. Пропустил удар и поехал с кровоподтёками домой.

– Мне не первый раз ломают нос. Ничего, справлюсь, – подытожил он. Я отключился. А через месяц сам приехал в Варшаву. И точно не предполагал, что окажусь в потенциально более мощном замесе.

Вообще Варшава – классная. Милейший старинный город, куча отсылок к Шопену, улица и университет Коперника, уютные рестораны и улыбчивые люди. Город не выбивается из классического образа европейской столицы. И даже представить сложно, что 70 лет назад здесь лежали только снаряды. В отеле, ресторанах, на улице – все очень доброжелательны. Какие вообще могут появиться проблемы?

За 3 часа до матча «Спартака» я вышел из отеля. До стадиона около 30 минут. Решил удлинить маршрут, перекусить и пройти через Ботанический сад – там памятник тому же Шопену. После чего гугл-мэпс построил путь к стадиону. «Легия» играет матчи в удобной локации: рядом с центром, возле парка и большого спортивного кластера – с крытым катком, теннисными кортами и другими объектами. Я зацепил памятник композитору, дальше нужно было перейти на другую сторону небольшой автострады, и там 10 минут до стадиона. Ещё подумал: подозрительное спокойствие. Не то чтобы я ждал злостных махачей фанов. Во-первых, из России приехало не так много болельщиков. Во-вторых, публичные драки постепенно уходят в историю. Слишком уж тяжело потом разгребать последствия.

На российского журналиста напали перед матчем Лиги Европы «Легия» – «Спартак», что произошло

«Селихов — герой, невероятное спасение!» Футбольная Россия в экстазе от вратаря «Спартака»

Вышел на тротуар, пропустил девушку, которая явно бежала не первый километр, но в другую сторону, и в 100 метрах увидел полицейскую машину. Хоть и предпосылок для столкновений почти нет, лучше перестраховаться. Справа от машины небольшой бар (позже узнаю название – Spring. Sports bar), прямо на спуске с автострады. Внутри и снаружи много людей. Пьют пиво, смеются, всё кажется спокойным. Подхожу чуть ближе, останавливаюсь примерно в 10 метрах от входа. Приметил пару людей с шарфами «Легии». Уже думал достать телефон для нескольких атмосферных кадров паба. Но остановился, поймал первый подозрительный взгляд. Парень лет 30 прошёл мимо и так внимательно посмотрел в мою сторону, будто я похож на милую польскую девушку без одежды. Потом ещё один встал в пяти метрах. В тот момент – первая ошибка. Не понял, что надо сваливать. Когда осознал, было уже поздно.

На российского журналиста напали перед матчем Лиги Европы «Легия» – «Спартак», что произошло

Фото: Скриншот бара из Google Maps

– Можно ваши документы, – через 5 секунд около меня возник мужчина в чёрном костюме и заговорил на английском. Первая реакция – автоматическая. Расстегиваю куртку и тянусь за паспортом. В голове мысль – должно быть, полиция. И хочет что-то проверить. Спрашиваю, что случилось. В ответ на том же английском: всё в порядке, хотим убедиться, что вы можете здесь находиться.

Беру в руки паспорт, но дальше вопрос: «Откуда вы?» — «Из России», – отвечаю, не подумав. «На стадион?» – моментально новый вопрос. «Да, иду по работе. Я журналист», – но не успеваю договорить, как любезности были закончены. Он чуть отходит к своей компании и громко кричит: «Русска!». Ещё пару секунд — и из-за его спины выскакивает уже мужчина покрепче. «Русска, «Спартак», с***». И моментально бьёт с левой в сторону лица. Мне повезло. Это была не реакция, просто чудом чуть убрал голову. Удар прошёл по касательной. Через час коллеги увидят только небольшую гематому.

Быстро делаю пару шагов назад. Потом понимаю – это меня спасло. Остался бы на месте, пошёл бы второй удар. И хорошо, что никого не было сзади. Другие компании рядом никак не реагировали. Как и полиция в 20 метрах от происходящего.

Адреналин прёт. «Я не фанат, я журналист», – кричу им. Слова проходят мимо. Двое начинают окружать. Кто-то говорит: «Курва русска». Быстро срываюсь и бегу в сторону полиции. Не знаю, почему меня не повалили на землю. Но через пару секунд оказываюсь рядом с мигалками. Сотрудники стоят с каменными лицами, даже на проекте Амирана Сардарова люди выглядят заинтересованнее.

Выбегаю на тротуар, чуть отдаляюсь от бара. Сзади никого. Впереди ещё больше полиции. Быстрым шагом двигаю к стадиону и слышу крики уже на русском: «Ты из России, подожди!». На дороге появляется пухлый мужчина небольшого роста. И почему-то я думаю, что он не способен на что-то плохое. Доброе, улыбчивое лицо, русская речь, но с акцентом. Догоняет меня: «Ты из России? Из Москвы?» — «Нет, я из Петербурга. Приехал сюда по работе» — «Петербург, круто! Ты болельщик «Спартака?» – вопрос это или утверждение так и не понял. — «Нет» – стараюсь поскорее от него отделаться. — «Спартак» – с***», – говорит он. Никак не реагирую. Мимо нас проходят двое полицейских. «Хочу избить, – неожиданно для меня вырывается из этого милого, круглого рта. – Хочу кровь».

Я офигел. И что-то ответил ему на русском. Он вдруг перешёл на польский и закричал, что не понимает меня. Так как он был меньше меня ростом и выделялся только пузом, первая реакция – даже если начнётся драка, никаких проблем. Так как я вырос в маленьком российском городе, таких персонажей встречал нередко. И, конечно, не думал, что из его кармана может появиться нож или что-то в этом духе. «Хочешь подраться – давай», – по глупости говорю я на английском. Он оборачивается и кричит уже в другую сторону. Смотрю назад и понимаю: один на один он делать это не собирается, за ним идут три его таких же отбитых приятеля. Но куда мощнее пузана. Хорошо, что мимо проходит ещё пара полицейских, успеваю отбежать. Светофор. Нужно перейти дорогу, и дальше несколько полицейских машин. Он подходит ко мне в последний раз: «Покажи телефон», – просит на английском. «Нет, сейчас обращусь в полицию», – отвечаю ему. Загорается зелёный, я быстро отхожу.

Оставшиеся 500 метров до стадиона я пролетел за пару минут. Полиции всё больше. Но нет особого чувства защищённости. Полное ощущение, что к тебе может подойти любой дядя с шарфом «Легии» и прописать с правой. Через час я разговаривал с коллегами и болельщиками «Спартака».

От знакомого телевизионного журналиста услышал: «Хотел поговорить с кем-то, но когда сообщаешь, что из России, никто не хочет общаться. Будто намекают: хоть мы и не сломаем тебе ноги, но говорить не будем».

Болельщиков «Спартака» должны были привезти к стадиону на специальном автобусе. Но на трансфер почти никто не пришёл. «Совсем недалёко от того места часто собираются ультрас «Легии». Странная точка для отъезда. Поэтому почти все ехали на такси до специального полицейского коридора, но в основном без приключений». Многие доставали атрибутику уже на территории арены. А после матча их не выпускали с сектора больше двух часов. По центру Варшавы до поздней ночи гоняли полицейские машины.

На российского журналиста напали перед матчем Лиги Европы «Легия» – «Спартак», что произошло

С кем «Спартак» и «Зенит» сыграют в плей-офф Лиги Европы? Все расклады перед жеребьёвкой

Мне повезло. Произошедшее не назвать даже лёгким испугом. А представлять, что могло случиться, если бы не ряд обстоятельств, не хочется. Но это действительно страшно. На моем месте мог быть любой другой русскоговорящий, который шёл бы с условной тренировки по теннису и задержался на минуту у этого паба.

Из-за этого случая я точно не стану хуже относиться к Польше или полякам. Знаю точно: такие не все. А вот безразличных – много. Впрочем, это относится не только к Варшаве.

Источник: championat.com
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

19 − 18 =