Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове

О сенсационном лучшем снайпере чемпионата России-2021/22 Гамиде Агаларове из «Уфы» обозревателю «СЭ» рассказал многолетний главный тренер «Анжи», «Крыльев Советов», «Амкара», а теперь президент махачкалинского «Динамо» (2-е место в зоне «Юг» ФНЛ-2) Гаджи Гаджиев.

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
«Динамо» не обращалось в «Уфу» по поводу Агаларова

Два гола «Спартаку» в финале Кубка для 17-летних и высокая оценка Газизова

— Первым о Гамиде как об игроке, нужном команде премьер-лиги, заговорил Шамиль Газизов, — вспоминает Гаджи Гаджиев. — Переход Агаларова в «Уфу» был его инициативой. Он связывался с Русланом, отцом Гамида, контактировал с «Анжи». Но клубы не сошлись по цене. «Анжи» хотел гораздо больше, чем «Уфа» могла дать. В результате парень доиграл контракт в дубле Махачкалы и перешел в «Уфу» свободным агентом. Положенную компенсацию как за молодого футболиста башкирский клуб заплатил — и переход состоялся. Одна фраза из разговора с Газизовым того времени мне запомнилась: «Лучшего центрфорварда его возраста в России нет».

Когда Гамид рос, я его лично не видел, но знал. Работал то в Перми, то в Самаре — а значит, наблюдать за его становлением вблизи возможности не имел. Но информирован был хорошо, поскольку и его отец Руслан, и дядя Камиль в разное время играли в «Анжи» под моим началом, и я поддерживал с ними отношения. Кроме того, Гамид играл за юношескую сборную России, которую тренировал Андрей Гордеев — еще один бывший игрок моего «Анжи». С ним у меня дружеские отношения, он — парень с хорошим сердцем, помнит все доброе, что для него делали. Через него тоже знал о шагах младшего Агаларова. В сборных он забивал интересные голы.

И не только в сборных. Осенью 2017 года в российском юношеском футболе произошло событие, после которого на Гамида невозможно было не обратить внимание. «Анжи» 2000 года рождения, то есть 17-летние мальчишки, выиграли Кубок РФС по своему возрасту, обыграв в финале «Спартак» — 2:1. Оба мяча забил Агаларов, который с семью голами стал и лучшим снайпером того турнира.

Та победа юношей «Анжи» в немалой степени стала заслугой главных тренеров клубной академии, которых привел Гус Хиддинк во времена, когда работал во главе первой команды — сначала голландца Йелле Гуса, затем турка Фуата Уста. Тут надо понимать, что конкретно сделали эти люди. Не считаю, что они были так уж сильны с методической точки зрения. Но ключевым было их умение все организовать, наладить и выстроить. И чтобы не было никаких блатных дел — об этом при них не могло быть и речи. Отбор был организован очень грамотно. Также они насытили академию необходимым оборудованием, инвентарем. Он служит ей и сейчас.

После нескольких лет бездействия академия перешла под юрисдикцию ВТБ и стала филиалом академии «Динамо» имени Льва Яшина. У каждого тренера есть компьютеры, свое рабочее место; поля, тренажерный зал, восстановительный центр… Мы очень довольны, как «Динамо» выстраивает там работу, развивая то техническое оснащение, которое стало наследием «Анжи» благополучных времен.

Еще их заслуга — внедрение системности в подготовке. Допустим, у меня были вопросы к людям, которые помогали Хиддинку по физподготовке. Можно, допустим, считать, что испанская система эффективнее. Но лучше работать по системе, даже спорной, чем в условиях хаоса!

У тренеров, которые там работали, как и у большинства детских тренеров в России, не хватило бы должного образования, чтобы качественно трудиться самим. Из-за этого мы и не можем подготовить футболистов международного стандарта, а не из-за того, что у нас мальчишки кривоногие. Ничего подобного! Мы просто плохо их готовим. Но в той ситуации система было выстроена достаточно четко и качественно. Люди выполняли то, что им говорили, и в результате получилась команда 17-летних, которая выиграла Кубок РФС, и из нее вышел лучший снайпер нынешнего чемпионата РПЛ. Кстати, и нынешний капитан «Ростова», настоящий боец Даниил Глебов — тоже выпускник академии «Анжи», на завершающем этапе был там.

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Гамид Агаларов. Фото Станислав Шахов

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Отец Агаларова рассказал о подробностях просмотра футболиста в «Зените-2»

В «Зените-2» дали силовую нагрузку, после этого выпустили на тестовый матч — ноги были как гири. И сразу отправили домой

В следующем сезоне Агаларов в 18 лет дебютировал в премьер-лиге, но потом его по неизвестным мне причинам немножко притормозили, не давали возможности играть в «Анжи». Началось что-то странное — с одной стороны, в основу не ставят, с другой, за дубль в ПФЛ не дают сыграть не то что полный матч, а выпускают на тайм, поскольку вроде как привлекают в первую команду. И тут возник интерес «Уфы», а затем случился переход.

Была еще поездка в «Зенит-2». Почему-то там получилось нескладно. Не знаю причину — ребята там квалифицированные работают. Но, как мне рассказал Руслан, они сначала дали Гамиду значительную физическую нагрузку, причем силового характера, в тренажерном зале, а потом выпустили на тестовую игру. Это несерьезно. У игрока после такой нагрузки ноги как пудовые гири — как он может в футбол играть? А его после того матча отправили домой.

Это было в момент, когда «Уфа» вроде маячила рядом, но ее еще не было. Таких случаев море, оценку мере таланта игрока дать сложно. Но, чтобы сделать это объективно, все-таки надо, чтобы он был в относительно комфортных условиях, мог делать то, что умеет. А для этого он должен быть в хорошем состоянии, не под большой нагрузкой.

Разумеется, ни одно решение по Гамиду не принимается без учета мнения отца, в том числе и переход в «Уфу». Русик — очень хороший психолог и педагог. Знает, когда сказать сыну: «Не хочешь — и не надо!» — а когда потребовать не валять дурака. Были же разные ситуации, в том числе по учебе в школе. По мальчику видно: он слышит то, что говорят отец и мать. Они умело его воспитывали.

Отец, который очень много лет отыграл за «Анжи» и стал рекордсменом клуба по числу матчей, и характером спортивным обладал, и был разумным игроком, умел и умеет управлять своими эмоциями. Владимир Сальков пригласил его в сборную Узбекистана, и Руслан для этого даже получил узбекское гражданство. Но толком за национальную команду не сыграл, поскольку был очень нужен «Анжи», и мы не всегда его отпускали.

Мама Агаларова — учитель английского языка. Умница, она выстроила частную языковую школу и сделала это очень умело. У меня не было возможности увидеть, хорошо ли говорит Гамид по-английски, но думаю, что с такой мамой по-другому не может быть.

Летом Агаларова думали снова отдать в аренду. Отец убедил Газизова взять его на первый сбор

Когда Агаларов пришел в «Уфу», главным тренером был Вадим Евсеев. Он его ставил — не всегда, конечно, а когда считал нужным. Но доверие было. Но потом Вадим ушел, а пришел Рашид Рахимов. Он посчитал, что команде, находящейся в опасной зоне, в обязательном порядке нужно усиление состава опытными игроками, а ребята помоложе должны набираться опыта в арендах.

Однажды я по просьбе Руслана спросил у Рахимова о перспективах Агаларова в его команде. Тренер сказал, что мальчик хороший, но ему нужна игровая практика. Для нее Гамида отправили в «Волгарь». Был еще вариант с «Аланией» — но почему-то выбрали Астрахань. Там он был достаточно полезен, забив несколько голов (пять в 14 матчах. — Прим. И.Р.). Это, конечно, помогло.

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Вячеслав Кротов и Гамид Агаларов. Фото Станислав Шахов

Пока он играл в ФНЛ, Рахимова поменял Алексей Стукалов, который успешно завершил сезон. И какой-то явной потребности в молодом игроке, который выступает в первой лиге, у штаба не возникало. Но отец очень попросил Газизова взять его на первый сбор: «Не подойдет — опять отправите в аренду. Дайте хоть один шанс».

А перед этими сборами он все время заезжал к нам в «Динамо» (Махачкала), где Руслан трудится спортивным директором. Подготовку к новому сезону из-за особенностей календаря мы начали намного раньше клубов РПЛ, и работу Гамиду давали сложную. Плюс отец занимался с ним индивидуально.

Все это продолжалось пару раз по десять дней. Руслан решил, что сын слишком мало играл в предыдущем сезоне, чтобы ехать в отпуск. Лучше как следует поработать дома в межсезонье и подойти к сборам полностью готовым. И это не были легкие тренировки — пришел, побил по воротам, поиграл нейтрального и ушел. Он прошел фундаментальную подготовку. Вся ее программа составлялась тренерами «Динамо», но согласовывалась со мной. Кстати, капитан команды и уже фактически тренер — Камиль Агаларов, дядя Гамида, так что он тем более не мог ударить в грязь лицом, тренируясь с родными людьми.

Суть индивидуальной работы, которой Гамида загружал отец, касалась штрафной площади. Как принять, как опередить, как открыться. Ведь он и есть игрок штрафной. Конечно, мы не думали, что готовим к сезону лучшего снайпера РПЛ — ведь на тот момент в премьер-лиге у него не было ни одного гола. Такого никто и никогда не предскажет. Думали только о том, чтобы он был готов к сборам «Уфы». Мышцы, сердечно-сосудистая система, координация — все должно быть в порядке для специфической работы форварда. А на сборах он начал выходить на замену, забивать — и в итоге получилось то, что мы сейчас видим.

Хочу сказать добрые слова о Газизове. Вся его работа показывает, что Шамиль — серьезный организатор. Сейчас к нему поедут перенимать опыт — в первую очередь по финансовой части, да и вообще по клубной работе — заместитель министра спорта Дагестана и генеральный директор махачкалинского «Динамо». У нас с «Уфой» много схожего, и мы хотим пойти по ее пути, ставим задачу за несколько лет подняться в премьер-лигу.

Клуб у Газизова небольшой, он тоже стартовал с нуля — как и мы. Почему-то в России считается, что нужны только тренеры, а об управленцах никто не говорит. Это же смешно! Для клуба, у которого нет большой помощи со стороны региона, он из года в год справляется очень успешно.

А то, что его не оценили в «Спартаке»… Кого там оценили? «Спартак» — это история для старого журнала «Крокодил». Как можно было сделать такое с популярнейшим клубом? За двадцать лет только однажды выиграть чемпионат с теми условиями, что есть у красно-белых, — это несерьезно. Тогда как Газизов привык как раз к серьезной работе.

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Отец Агаларова — о молодежке: «Если услуги Гамида не требуются в основе — ничего страшного, все нормально»

К решению Карпина отнесся с пониманием

Неправильно говорят, что Руслан запрещает Гамиду давать интервью. Отец просто хочет уберечь своего мальчика от звездной болезни. Он говорит: «Ты сначала сделай что-нибудь — а потом интервью давай». Папа не хочет, чтобы сын считал, что дело уже сделано. Оно только начато, и дальше надо пахать еще больше. Ты должен постоянно стремиться к тому, чтобы стать лучше.

«Что-нибудь», конечно, уже удалось — с этим надо согласиться. Гамид уже побил рекорд для воспитанников «Анжи», забив больше Нарвика Сирхаева, дважды в высшем дивизионе забивавшего по десять мячей. У Агаларова уже 11.

То, что парень с совсем небольшой зарплатой (по данным «СЭ», 150 тысяч рублей в месяц. — Прим. И.Р.) — лучший снайпер РПЛ после почти уже завершившегося первого круга, наводит сразу на несколько мыслей. Во-первых, меру таланта очень сложно точно оценить. Того же Юрия Жиркова в свое время тамбовский «Спартак» хотел продать за 15 тысяч долларов — не покупали.

Во-вторых, нужна качественная работа. Чтобы игрока заметить, нужен хороший глаз. Но чтобы он использовал шанс, сам игрок должен быть к этому готов. На самом деле вывести футболиста на уровень его способностей, вытащить их все — не такая простая задача. Как мне кажется, в России очень много игроков, которые не могут выйти на свой максимум.

Каков максимум Гамида? Повторяю, очень важно, что он — игрок штрафной, ведь 80% голов забиваются из ее пределов. Типаж Герда Мюллера — разумеется, речь идет не о таком же уровне, а именно о типе игрока. Умение забить, мгновенно сориентироваться внутри штрафной ценилось во все времена. Тем более что голы он забивает разнообразные — и обеими ногами (хотя левая у него получше), и головой.

Ему не обязательно играть на пространстве, он отлично чувствует себя и в позиционных атаках — лишь бы мяч проник в штрафную. Об этом, кстати, нужно будет думать и когда настанет время выбирать следующий клуб. Нет, на пространстве тоже может, конечно, — но зачем бежать такие дистанции и тратить силы, если лучше сохранить их на быстрые решения и удары внутри штрафной? Даже в сложной ситуации, при жестком ограничении во времени и пространстве он все равно разбирается.

В Махачкале меня сейчас спрашивают, кое-кто даже возмущается: «Как так, не взяли Гамида в сборную, он лучший бомбардир!» Приходится объяснять, что это сборная. Да, 11 голов — но это только первый сезон. И в Хорватии мы не будем большую часть времени атаковать. Там будет больше игра на своей половине поля, и нужно будет бежать в контратаки. Поэтому Карпин и выбрал такой вариант — та же Самара, откуда взяли Сергеева, хорошо в них выбегает. Так что к решению тренера отнесся с пониманием.

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
Гамид Агаларов. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Наследие Хиддинка, дубль «Спартаку» в финале 17-летних, меткий глаз Газизова, работа с отцом взамен отпуска, град голов вместо новой аренды. Самый известный тренер Дагестана — о Гамиде Агаларове
У нападающих сборной России проблемы. Кто должен играть в атаке — Смолов, Заболотный или Сергеев?

Из газизовской «Уфы» переходы обычно бывают успешными

Радует то, что Гамид не падает при первом контакте, а крепко стоит на ногах и здорово борется за мяч. Вижу тут две причины. Во-первых, я уже рассказывал о летней подготовке еще до сборов «Уфы» у нас в «Динамо», где объемы силовой подготовки были немаленькие. А во-вторых, возможно, у любого дагестанского футболиста в крови есть какие-то навыки борца. Каждый мальчишка у нас, когда ходит в школу и куда-либо еще, везде борется. Маленькие пацаны все время соревнуются в силе, и у них формируется навык крепко, насколько это только возможно, стоять на ногах.

Могу ли в связи с этим сравнить его стиль с другим игравшим у меня в «Анжи» форвардом — Будуном Будуновым? Все же нет, схожесть весьма относительная. Будун — кстати, сейчас заместитель министра спорта Дагестана — начал играть в футбол в 19 лет, а до этого занимался дзюдо, дорос до мастера спорта. Атлет совершенно без футбольной школы, но с огромным волевым и физическим потенциалом. Они с Русланом Агаларовым играли в «Локомотиве» из Минеральных Вод и в 1999-м прошли отбор в «Анжи». Гамид же прошел все стадии многолетней подготовки в академии «Анжи» и играл за юношескую сборную России. Проще говоря, он более техничен.

Нет ли опасений, что парень не устоит от другого — когда его зарплата резко поднимется и клуб, возможно, сменится на более именитый, с большей конкуренцией? Классики говорили, что рост материального благосостояния должен происходить вместе с ростом самосознания — только тогда будет толк.

Так что все зависит от его мировоззрения. Почему футболисты, да и вообще спортсмены с мировым именем, зарабатывают много миллионов, но трудятся не меньше, а больше? Потому что у них правильный менталитет. Другое дело, что наш действительно дает поводы для таких опасений. Для нас рост зарплаты, тем более резкий, — намного большая опасность. Сколько мы знаем таких ребят, которые остановились потому, что получили первые большие деньги и подумали: «Этого на всю жизнь хватит».

Но думаю, что Гамид с этим, скорее всего, справится. Потому что знаю его родителей. Предпосылок к плохому развитию событий не вижу. Связь у них постоянная. И она теплая, дружеская, там нет диктата. Русик не перегибает палку в плане требовательности, категоричности. Он воздействует на сознание сына, на его понимание, что правильно, а что нет. Да, это разговор старшего с младшим — но диалог, а не монолог.

Нужно ли Гамиду торопиться с трансфером в клуб другого уровня — вопрос очень сложный, тем более когда в вопрос вмешиваются деньги. Сколько мы знаем примеров поспешных переходов, когда игрок вроде перспективный — но заиграть у него не получается. Нужно найти свою команду, а для этого — семь раз отмерить и один отрезать.

И тут опять вернусь к Газизову. У Шамиля получается продавать игроков так, чтобы они в новых клубах заиграли. Зинченко в «Манчестер Сити» — самый яркий пример, но ведь и в России их было немало. Так что они там сами лучше разберутся, где Агаларов сможет заиграть. Ясно одно: без согласия и одобрения отца Гамид принимать решение не будет. А Русик, в свою очередь, тоже не будет принимать опрометчивых решений.

Источник: sport-express.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 + 19 =