От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер

Футболист может стать ненужным по многим причинам: клубу нужно сократить зарплатную ведомость или срочно поправить трансферный баланс; игрок не вписывается в тактические построения нового тренера, рушит атмосферу в раздевалке или слишком часто травмируется. Причины разнятся, но цель едина — найти покупателя и заключить соглашение, сохранив как можно больше денег.

Избавить всех от лишних мучений и расторгнуть контракт в одностороннем порядке — затея чаще всего не из дешевых. Повезет, если на игрока есть спрос — тогда спихнуть образовавшийся балласт не составит труда. А что если предложений нет? Или игрок ни в какую не хочет переходить в новый клуб? Тогда в дело вступает дипломатия. Рассмотрим ее нюансы на конкретных примерах.

От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
Самое бешеное трансферное окно в истории. Месси и Роналду сменили клубы, два игрока за 100 миллионов, «Барселона» никого не купила

«А ты видел свое имя в списке?»

По рассказу обозревателя TheAthletic Фила Хэя, который работает с «Лидсом», семь лет назад клуб подошел к вопросу без церемоний — за ночь вывесил список из шести фамилий. Без предупреждений. Хочешь ты этого или нет — добро пожаловать в лист на выход. Нападающий Мэтт Смит обнаружил свое имя в списке, хотя только десять дней назад подписал новый трехлетний контракт.

Футболисты «Лидса» поначалу даже не могли понять, что это за список. Позже, когда фамилии из него распространились по другим клубам, все стало ясно. Руководство устроило чистку. Сейчас представить такой бесцеремонный подход очень сложно — не только потому, что теперь вопрос решают технологии и агенты. Да, посредники обрели солидное влияние на ход переговоров, однако вообразить, что кто-то пойдет на открытый конфликт с футболистами…

Хотя у экс-президента «Спортинга» Бруно де Карвалью есть свой взгляд на ситуацию. В 2018 году он отстранил 18 футболистов основного состава после проигранного выездного матча с «Атлетико» в Лиге Европы. Левого защитника Фабиу Коэнтрау президент вообще отправил обратно в «Реал», прервав договор аренды. Тогда Карвалью сразу разразился гневным постом в Facebook об игре команды. В ответ футболисты коллективно обратились к главе клуба в Instagram, попросив разъяснений. После этого президент выплеснул свою ярость, отстранив спорщиков от тренировок: им был закрыт въезд на базу «Спортинга».

Летом 2018-го ад продолжился: фанаты «львов» пробрались на базу и атаковали игроков и сотрудников. В итоге некоторые футболисты «Спортинга», например Бруну Фернандеш и Бас Дост, разорвали контракты с клубом, обвинив руководство в случившемся. Что ж, Карвалью своего добился — отделался от «избалованных детей».

Такая агрессивная политика может сработать, если нужно срочно избавиться от футболиста, однако на длинной дистанции способна нанести куда больший ущерб репутации и имиджу клуба.

От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
Килиан Мбаппе. Фото Getty Images

От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
Таблица переходов РПЛ: Влашич и Норманн уехали в АПЛ, «Зенит» нашел вратаря. «Локо» подпишет хавбека «Челси»?

Футболист в эпицентре войны интересов

Дипломатия в футболе ничем не отличается от дипломатии в политике — каждая из сторон преследует свои интересы. Даже когда поражение кажется неизбежным, клубы прилагают все усилия, чтобы извлечь максимальную выгоду и зацепиться за малейший шанс перевернуть ситуацию. Этим тезисом анонимно поделился руководитель одного клуба АПЛ в интервью TheAthletiс, добавив, что в таких случаях предпринимается попытка затянуть процесс, «заставив противоположную сторону сильно попотеть».

Сейчас мы наблюдаем похожую ситуацию между «ПСЖ» и «Реалом». Редкий случай, когда спортивный директор высказался о трансфере игрока напрямую и даже упомянул цифры — один из боссов «ПСЖ» Леонардо заявил, что они готовы продать Кильяна Мбаппе, если последует нужное предложение. Это был ответ на оффер в размере 160 миллионов евро со стороны мадридского клуба. Следом парижская команда отклонила и запрос на трансфер за 180 миллионов в надежде на третье, еще большее предложение.

До конца трансферного окна осталось совсем чуть-чуть, и позиция «ПСЖ» здесь предельно ясна — они пытаются извлечь максимальную выгоду, даже осознавая, что уход Мбаппе практически неизбежен. Либо «Реал» все-таки выложит условные 200 миллионов, либо форвард останется на еще один год в Париже — а там, поиграв с Лео Месси, глядишь, и согласится подписать новый контракт.

От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
Самое невероятное лето: Месси ушел из «Барселоны», Роналду вернулся в «МЮ», Мбаппе в режиме ожидания

Как сказать футболисту, что он больше не нужен?

Созданная в 2017 году датчанином Йонасом Анкерсоном платформа TransferRoom позволяет клубам искать потенциальных покупателей и связываться с ними лично. Это способ избежать влияния мутных посредников (только подтвержденным агентам разрешено регистрироваться в сервисе).

«Помогает избежать навешивания лапши на уши и кучи потраченного времени, особенно когда у тебя нет контактов в клубе, с которым хочешь связаться», — высказывается о TransferRoom анонимный специалист рекрутинга из английского клуба в интервью TheAthletic.

Но, несмотря весь технический прогресс, один вопрос все равно остается открытым: кто сделает первый шаг? Кто скажет футболисту, что в его услугах клуб более не нуждается?

Зачастую первый разговор происходит между членом совета директоров клуба и агентом игрока. Впрочем, в 2012 году тогдашний игрок «Норвича» Стив Морисон получил неожиданный звонок и услышал, что клуб согласовал сделку по его трансферу в «Лидс» в обмен на аргентинского нападающего Лусиано Беккио. Ответственность за то, чтобы сообщить эту неприятную информацию, взял на себя тренер «Норвича» Крис Хьютон.

«С агентом может быть поспокойнее, потому что он немного сам по себе. А ты не хочешь, чтобы игрок взбунтовался. У меня была одна или две ситуации, когда я сообщил футболисту напрямую и в ответ услышал: «Вы что, *****, издеваетесь?» Это не лучший старт диалога», — вспоминает анонимный владелец клуба из низших лиг Англии в интервью TheAthletic.

От запрета появляться на базе до исключения из командного чата. Как клубы заставляют футболистов согласиться на трансфер
Стив Морисон. Фото Getty Images

Каждый случай индивидуален, однако процесс продажи игрока всегда очень тонок. Если быть слишком мягким и совсем не говорить напрямую, футболист может подумать, что на него все еще рассчитывают, что у него еще есть шанс. Однако если игрок увидит, что к нему просто паршиво относятся, вместо того чтобы сказать правду в глаза (например, исключают из командных чатов в WhatsApp), ожидать, что сторона футболиста пойдет на уступки при обсуждении финансовых обязательств, не приходится.

Хэйден Эванс, представлявший интересы капитана сборной Англии во второй половине 1990-х Дэвида Бэтти, вспоминает в интервью TheAthletic:

«Помню, 30 лет назад я был в такой ситуации. «Лидс» сообщили Бэтти, что им нужны деньги и что они хотят продать его в «Блэкберн». Никаких споров не было, Дэвид просто сказал: «Что ж, раз я здесь не нужен, я лучше тогда уйду». И с точки зрения футболиста, если клуб нацелен честно договориться с тобой, ты тоже пойдешь на это».

Отличным примером извлечения выгоды из неизбежной продажи стала недавняя сделка между «Норвичем» и «Астон Виллой» по переходу Эмилиано Буэндиа. Спортивный директор «канареек» Стюард Уэббер еще до Нового года сообщил игроку, что летом клуб будет готов продать его вне зависимости от результата сезона. Главный тренер «Норвича» Даниэль Фарке на пресс-конференциях прямо утверждал, что летом Буэндиа держать никто не будет. И хоть «Норвич» уверенно вышел в АПЛ, договоренность с «Астон Виллой» осталась в силе.

«Арсенал» включился в гонку и предложил 30 миллионов фунтов сразу и 5 миллионов бонусами. «Норвич» сообщил об этом в Бирмингем, и «Астон Вилла» увеличила предложение до 33 миллионов фунтов сразу плюс 5 бонусами, а также добавила условие , что «канарейки» получат 10% от суммы трансфера в случае перепродажи игрока. И пока Ричард Гарлик, спортивный директор «Арсенала», пытался вмешаться, Буэндиа уже был на медицинском осмотре в Бирмингеме. Весь процесс занял всего две недели.

Что бы ни происходило, все сводится к компромиссу. Да, уход из клуба может совершенно противоречить желанию игрока (как в случае с Мэттом Смитом из «Лидса»), но иногда другого жизнеспособного решения попросту не существует.

Источник: sport-express.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

13 + один =