21 июля 1998-го Алекс Фергюсон встретил Блумквиста в аэропорту Манчестера и донес его багаж до машины. Хотел сразу очаровать вниманием. Знал, что Йеспер прикипел к Италии, где играл в «Парме» Анчелотти, и не рвался в Англию. Тем более – в «МЮ», где и так неслабый левый вингер.

За ужином в отеле Mottram Hall Фергюсон убедил: наиграетесь оба, Гиггз – не помеха. Райан уместен и справа, к тому же недавно выбыл на месяц – и «МЮ» слетел с первого места. Чтобы и дальше не заменять Гиггза Филом Невиллом, команде необходим Блумквист.

Накануне Йеспер узнал от агента Вальстена, что не нужен новому тренеру «Пармы» Малезани. На таком фоне настойчивость Фергюсона, звавшего уже третий раз, подкупала. Но не унимала тревогу – даже после подписания контракта с «МЮ».

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

«В ту ночь я написал в дневнике: «Как это произошло? Хочу ли я быть здесь? Как мне снова наслаждаться футболом?» – вспоминал Блумквист в интервью The Athletic.

Волнение вскоре ушло. В команде его встретили почтительно – как и всех, кто приезжал тогда в Англию из Серии А. В итальянских командах он одевался хуже всех, а в «МЮ» в том же прикиде считался главным модником – наравне с Бекхэмом. Солидности добавляли и часы Rolex – никто не догадывался, что они поддельные.

Норвежцы Берг, Йонсен и Сульшер затянули его в скандинавскую мафию «Манчестера». Парни славились любовью к тренажерам и со временем увлекли этим британских игроков. Отличало членов банды и взаимодоверие.

«Перед отпуском Ронни Йонсен дал мне ключ от своего дома, чтобы я взял карту спутникового ТВ и мог смотреть шведский канал, – говорил Блумквист манчестерскому журналисту Энди Миттену. – Но он не сказал о сигнализации, и, когда я уходил, к его дому примчалась полиция.

Сначала меня не узнали, но кто-то все же подсказал, что я футболист «МЮ», и проблем не возникло. Правда, в шведской газете написали, что я пойман при ограблении дома Йонсена».

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Датский вратарь Шмейхель в мафию не входил. А однажды – чуть не подрался с Блумквистом.

«Петер хотел быть главным в команде, но при Рое Кине довольствовался вторым номером, – признал Йеспер в книге «МЮ» 90-х: истории игроков». – Однажды на тренировке я жестко сыграл против него, борясь за мяч, а он вскипел и попытался ударить меня.

Это уже смахивало на настоящий бой, что не пошло бы мне на пользу: Шмейхель такой большой, что избил бы меня. Прозвучит по-детски, но потом я не разговаривал с ним две недели. А, когда он заговорил со мной, я заявил, что жду извинений.

Ребята оценили, что я постоял за себя, и мои отношения с Петером наладились. Он, Кин и Фергюсон заряжали «МЮ» победной энергией. Мы не были самой талантливой командой в мире, но были самой решительной».

Из-за травмы стопы Блумквист заиграл только осенью 1998-го, но быстро набрал форму, и за несколько недель помог «МЮ» взлететь с седьмого места на первое. «По статистике Opta я был лучшим полузащитником октября, – хвастался Йеспер. – Я проникся величием «МЮ» и кайфовал от нашего блестящего атакующего футбола».

«МЮ» стал лидером АПЛ после разгрома «Эвертона». Во втором тайме Блумквист выдал голевой пас Энди Коулу, сделавшему счет 3:1, а через пять минут забил сам. 

 

После матча Фергюсон сказал: «Если бы в прошлом сезоне у нас был Йеспер, мы бы выиграли чемпионат (а так первым стал «Арсенал» – Sports.ru)».

Согласен с тренером и форвард того «МЮ» Тедди Шерингем.

«Блумквист – первоклассное приобретение. Против Гиггза ставили самых жестких защитников, что приводило к травмам, и для чемпионства-97/98 нам не хватило еще одного левого вингера. Я радовался приезду Йеспера и после совместного сезона восхищаюсь им еще сильнее», – отметил Тедди в автобиографии 1999 года.

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

В групповом раунде ЛЧ-98/99 Блумквист отдал два голевых паса, но в плей-офф не играл до второго полуфинала с «Юве». «В Турине мы остановились в прекрасном отеле, – вспоминал Йеспер в интервью SunSport. – Там был ресторан, но наши привезли чемоданы с банками Heinz Spaghetti (аналог доширака – Sports.ru).

Может, боялись отравления, не знаю, но я поражался: але, мы в Италии, а вы притащили лапшу быстрого приготовления».

На 33-й минуте матча добавилась не менее важная проблема: после неудачного паса Блумквиста Кин сбил Зидана и получил карточку, которая означала пропуск следующего еврокубкового матча.

О будущем еще не думалось – «МЮ» проигрывал 1:2 (после 1:1 в Манчестере). Но Рой провел один из лучших матчей в жизни, помог вырвать победу и в раздевалке накинулся на Йеспера: «Это твоя гребаная вина! Из-за тебя я пропущу финал!»

«Он повторял это неделя за неделей, – вспоминал Йеспер. – В раздевалке это уже воспринималось как шутка. Сначала я считал Кина безумным и эгоистичным. Он много кричал (на таких ребят, как Фил Невилл), но Фергюсон позволял это, потому что Рой прежде всего заботился о команде.

Он не только орал, но и заступался за игроков «МЮ»: на поле и не только – скажем, в денежных вопросах. Тогда в Турине я отдал ему не самый лучший пас, но он потерял мяч, потому что сам плохо его обработал. И все равно, думаю, злится на меня до сих пор».

Потеряв из-за перебора карточек еще и Скоулза, Фергюсон придумал на финал вот что: Блумквист слева, Гиггз справа, а в центре – Бекхэм с Баттом.

«Идея была в том, чтобы Бекс контролировал игру в центре поля, ограничивая активность баварца Эффенберга, – объяснил Райан Гиггз. – Некоторых комментаторов удивила наша расстановка, но для меня отправка на правый фланг не стала проблемой. Раньше я часто там играл».

За четыре дня до матча с «Баварией» «МЮ» – уже в статусе чемпиона Англии – бился с «Ньюкаслом» в финале Кубка. Блумквист был единственным полузащитником в запасе, но Фергюсон не выпустил его даже после того, как Кина сломали на 2-й минуте. Поберег Йеспера для матча на «Камп Ноу» и предпочел Шерингема, который открыл счет («МЮ» победил 2:0).

«Я заранее сказал Блумквисту, что он не сыграет с «Ньюкаслом», но точно выйдет против «Баварии», – сообщил Фергюсон. – Он не самый уверенный в себе игрок, и так я хотел подбодрить его перед финалом ЛЧ».

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Накануне финала Кин до четырех утра сидел с братьями и Скоулзом в баре барселонского отеля Arts («Я просто тонул в печалях», – признался Рой), а Блумквист корпел в номере над дневником.

«Я писал: «ты в хорошей форме», «ты быстрее всех», «у тебя все получится», – вспоминал Йеспер. – Пытался вернуть психологическое равновесие. Из-за травмы я пропустил три недели и был не так уверен в себе.

Следовало наслаждаться атмосферой финала, но я чувствовал слишком большое давление, не мог расслабиться и плохо спал. Когда вышел на поле, ноги были ватные. А на трибунах сидели родители, прилетевшие из Швеции».

Они еще не знали, что это последний матч Блумквиста за «МЮ».

Родители Йеспера и сегодня живут в деревне Тавельше на севере Швеции. В детстве он освоил там большинство дисциплин зимней Олимпиады. Но не только: вписался и в футбольную команду, которую тренировал отец, преподаватель математики университета Умео.

«Я не родился талантливым футболистом, но был быстр и одержим лидерством, – говорил Йеспер. – Когда игра не ладилась, я пытался обвести всех и забить. Хотел во всем быть первым. Однажды даже спрятал учебники конкурента за звание лучшего знатока математики в классе. Некоторых ребят раздражало мое рвение.

А в 17 лет я написал в сочинении, что буду играть в «Милане» у Фабио Капелло. Думаю, учителя посчитали меня сумасшедшим».

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Спустя два года Йеспер уехал в молодежку «Гетеборга», лучшего клуба Швеции, и через 6 недель попал в первую команду, а через 6 месяцев – в сборную. «У Йеспера отличный скоростной дриблинг, – объяснил тренер «Гетеборга» Рогер Густафссон. – к тому же он левша, что особенно ценится в футболе».

В разгар первого взрослого сезона Блумквист попал на военные сборы. «Мы 40 дней жили в палатках и ездили на джипах с ракетами – нас учили сбивать вражеские самолеты, – вспоминал Йеспер. – Так я готовился к чемпионату мира-1994».

Шведы там стали третьим, но Блумквист лишь дважды вышел в групповом раунде. Прославился он осенью, когда «Гетеборг» опередил в группе ЛЧ «Барсу», «МЮ» и «Галатасарай».

20-летний Йеспер зарабатывал около 500 долларов в месяц и совмещал футбол с работой в банке.

«В матче на «Камп Ноу» я делал все что хотел и никого не боялся, – хвастался Блумквист. – Это шло от уверенности в партнерах. Мы играли не в самый лучший футбол Европы, но фантастический тренер Густафссон научил нас биться друг за друга.

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Также он призывал уважать фанатов и никому не отказывать в автографах, а сам отверг много зарубежных предложений ради работы с молодыми игроками «Гетеборга». Кто бы еще так смог? Никто!»

В сентябре 1994-го Блумквист забил победный мяч «Барсе», а через пару месяцев надругался над защитой «МЮ» (гол + пас + заработанный пенальти). И персонально – над Дэвидом Мэем. 

 

«Блумквист разорвал меня на куски, – признал Мэй. – После игры было ощущение, что я уменьшился в размерах. Мы с Йеспером потом смеялись: даже через 10 лет, когда я играл за «Бернли», болельщики глумились надо мной, скандируя его фамилию».

Через полгода Блумквист поиздевался над вратарем «Хельсингборга» – и этот гол признали лучшим в Швеции по итогам 1995-го. 

 

В следующем году Йеспер стал лучшим игроком страны, но, как и Густафссон, не рвался за рубеж. Хотя звали «МЮ» и «Ньюкасл», чей тренер Кевин Киган обещал: «Проси что хочешь – получишь». На отказ нарвались даже шведы – тренер Свен-Йоран Эрикссон и опорник Юнас Терн, которые манили в «Сампдорию» и «Рому».

«Сейчас-то понимаю, что они правильно советовали начинать в Италии с клуба попроще, но я был слишком упрям и грезил только «Миланом», – говорил Блумквист в 2008-м. – Так и заявил агентам, которые хотели со мной сотрудничать: «Устройте меня в «Милан» – и буду вашим клиентом».

После отмены лимита на игроков из Евросоюза Йеспер забил «Милану» на «Сан-Сиро» в Лиге чемпионов. «Гетеборг» проиграл 2:4, но Берлускони купил всех авторов голов в ворота Себастьяно Росси. Форварда Андреаса Андерссона летом 1997-го, а Блумквиста немедленно.

4 декабря 1996-го он играл за «Гетеборг» с «Порту» в Лиге чемпионов, а 8 декабря Арриго Сакки выпустил его вместо Давидса во втором тайме матча Серии А с «Удинезе». «Милан» тогда шел 13-м и только что уволил Оскара Табареса, который не справился с наследием Капелло.

Блумквист мечтал немного о другом. Хотел плавно вливаться в великий клуб и учиться у суперзвезд, но Барези, Мальдини, Веа, Бобан, Савичевич и Баджо умудрялись проигрывать даже «Пьяченце» с «Вероной», поэтому Берлускони видел в 22-летнем парне из деревне Тавельше не инвестицию в будущее, а спасителя.

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

«Это лучший выход на замену, который я видел в жизни», – сказал Сильвио Йесперу после 2:1 с «Удинезе». Через два месяца президент подбадривал команду по следам 2:3 с «Сампдорией», но прервался, посмотрев на Блумквиста. После его неловкого паса назад «Милан» пропустил третий мяч.

«Мне было так плохо, что я плакал и повторял: «Это моя вина, моя вина», – вспоминал Йеспер. – Не представляю, что обо мне подумали Берлускони и игроки».

Сначала Блумквист общался только со знатоками английского. От Мальдини узнал, что странный рис, который подают в столовой Миланелло, называется ризотто (с тех пор это любимое блюдо Йеспера), а с Бобаном содержательно поговорил о теннисе. 

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

«Меня воспитывали в том духе, что нельзя превозноситься и ставить себя выше других, – отмечал Блумквист. – И когда Бобан спросил: «Как ты играешь в теннис?» Я ответил: «Нормально». Сказал бы так даже после победы на «Уимблдоне».

Бобан же заявил, что в таком случае нам нет смысла играть, потому что он очень силен в теннисе. Мне пришлось привыкать к чрезмерной самоуверенности других людей».

Через две недели после «Сампдории» другой миланский англофон Джордж Веа, не пощадив Шалимова с Тароцци, наградил Блумквиста роскошным пасом.

 

Гол «Болонье» остался для Блумквиста единственным за «Милан». Через четыре минуты он кинулся за мячом, который отскочил от него в центре поля, и прямой ногой влетел в того же Шалимова. К красной карточке прилагались два матча дисквалификации.

После нее Сакки регулярно выпускал Йеспера, но «Милан» финишировал 11-м, и не вполне этим довольный Берлускони купил вернувшемуся Капелло 13 игроков.

Сначала Фабио выделял Йеспера. Говорил, что ждет прекрасного сезона от него и от Давидса с Богардом. Но быстро передумал: «Когда на предсезонке что-то шло не так, он обвинял голландцев со шведами, – вспоминал Блумквист, – а через два месяца сказал, что я лишь его пятый выбор на позиции левого полузащитника (в первых турах там играли Бобан, Леонардо, Маини и Донадони – Sports.ru).

Я ответил, что все равно хочу бороться за место в составе (хотя Фергюсон снова звал в «МЮ» – Sports.ru), но вскоре понял, что пора валить.

Капелло заявил, что не отпустит меня в «Парму» из-за серии травм в «Милане», но я сказал, что уйду, потому что не чувствую доверия. Он ответил: «Здесь я решаю, кто уходит. Ты остаешься».

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Он не знал, что «Парма» уже договорилась о моем трансфере. Капелло разозлился на меня, а я на него. Я хотел провести в «Милане» десять лет, а не уезжать через год.

Тренер «Пармы» Анчелотти, напротив, верил в меня. Я выходил в каждом матче и адаптировался к итальянскому футболу, заиграв в более оборонительном стиле. У нас тоже хватало суперзвезд (Буффон, Тюрам, Каннаваро, Баджо и Креспо), но в «Парме» мне было уютнее и легче.

В январе 1998-го мы обыграли «Милан» 3:1, и меня признали лучшим игроком матча. Я обрадовался, а потом услышал несколько резких слов от Капелло. Он все еще очень злился на меня».

Альберто Малезани выдавил Блумквиста из «Пармы» и с Паоло Ваноли на левом фланге выиграл в мае 1999-го московский финал Кубка УЕФА. А Йесперу достался другой финал – в Барселоне. Даже скованный неуверенностью в себе он мог стать героем матча и забить на 55-й минуте. Но мяч пролетел выше ворот. 

 

Вскоре Фергюсон заменил Блумквиста на Шерингема, который перевернул игру – сравнял счет и ассистировал Сульшеру. «Напряжение сменилось радостью, – говорил Йеспер в интервью Daily Mail. – Я так прыгал на поле, что потерял медаль и кинулся ее искать. Очень испугался, но все же нашел».

На вечеринке в отеле Arts Йеспер сидел за одним столом с Фергюсоном. И был счастлив: с «Баварией» отыграл так себе, но понимал, что в целом дал «МЮ» вариативность, без которой в 1999-м вряд ли покорились бы Лига чемпионов, АПЛ и Кубок Англии.

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Гол на предсезонке в Австралии поднял настроение до небес, но на следующем сборе в Гонконге опухло колено. Из-за проблемы с суставным хрящом Йеспер перенес несколько операций, но не мог даже нормально ходить.

Экс-игрок «МЮ» Жорди Кройфф посоветовал врача в Хорватии. И Блумквист лечился там так долго, что стал встречаться с хорваткой. Он внушал себе: скоро сможет крутить педали, потом бегать, но это не помогало: каждый мучительный час реабилитации отдалял его от команды.

«МЮ» заплатил за него 4,4 миллиона фунтов (меньше, чем за провалившегося вратаря «Венеции» Таиби), но Йеспер все равно переживал, что с лета 1999-го не оправдывал свой трансфер, и в 2001-м, когда контракт истек и пришлось прощаться, извинился перед Фергюсоном.

Тот ответил: «Не волнуйся. Это футбол. Ты провел отличный год, когда мы выиграли все».

Фергюсон устроил Блумквиста к своему другу Уолтеру Смиту в «Эвертон». На первой тренировке форвард Данкан Фергюсон угнал машину Йеспера, а потом заменил его в домашнем матче с «МЮ» – фанаты из Манчестера проводили Блумквиста аплодисментами.

Отверженный новым тренером «Эвертона» Дэвидом Мойесом, Йеспер тренировался в «Мидлсбро» у Стива Макларена. Перед закрытием трансферного окна там предложили вдвое меньше, чем обещали, и Блумквист махнул в «Чарльтон», но из-за травм сыграл только 53 минуты.

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Не порадовал и переход в «Юргорден». Фанаты «Гетеборга» обзывали его иудой, а беда с коленом приблизила к депрессии. «Я носил специальную обувь, – вспоминал Йеспер в интервью The Athletic. – Не мог долго сидеть и гулять, не мог летать безо льда на колене – иначе оно опухало.

Просыпаясь, я первым делом тянулся к колену, оценивая его размеры. Ощупывал его по 40 раз в день. И так три года. Это сводило меня с ума.

Трудно жить с человеком, которому никогда не хочется идти ни по магазинам, ни в кино, но моя девушка и семья поддерживали меня. И все же я не мог всю жизнь думать о колене, поэтому завершил карьеру игрока. Да, мне не повезло, я не реализовал потенциал, но утешало, что в отличие от игроков, закончивших слишком рано, я хоть немного заработал в футболе».

В 32 года Йеспер стал тренером. Сначала – в молодежке «Юргордена». Потом – в команде второй шведской лиги «Энчепинг», куда пришел почти одновременно с эстонским нападающим Виталием Гусевым.

– Сначала он помогал Бо Петерссону, а через полтора года стал главным, – рассказал мне Виталий. – Блумквист – максималист: сильно переживал из-за наших поражений и отдавался каждой тренировке. Был очень эмоционален, а не просто: «Вот вам мяч, делайте что хотите».

Постоянно беспокоился о состоянии игроков. Подходил к каждому из нас, общался один на один. И не навязывал свое мнение, а советовал, предлагал варианты, как нам стать сильнее («Энчепинг» шел в зоне вылета).

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

– Однажды мы пришли на тренировку, и вместо футбола Йеспер предложил сыграть в бейсбол. Сначала это всех поразило, но в итоге разрядило обстановку.

Еще Блумквист сочетал харизму со скромностью. Был наравне с командой и не выпячивал достижения 90-х. Не было такого: «Я великий, сейчас научу вас футболу». Игровым прошлым он не хвастался, но охотно делился опытом, когда я спрашивал об Италии и Англии.

Блумквист рассказывал, что на тренировках там выкладываются как в игре: никого не щадят и двумя ногами летят в подкаты. Для меня период работы с Йеспером – один из самых интересных в карьере. Жаль, что у нас тогда не срослось: мы вылетели, и я покинул Швецию.

После «Энчепинга» Блумквист год поработал в «Хаммарбю» и понял: тренерство – не для него. «Самая сложное для меня – ставить команду выше личности, – говорил Йеспер в интервью Daily Telegraph. – Для меня, как и для Фергюсона, футболисты – прежде всего живые люди. Но для побед нужно забывать об этом и становиться безжалостным. Мне не всегда это удавалось. Что ж, такова моя натура. Ее трудно изменить».

Оставив футбол, он долго искал себе новое применение: выиграл танцевальное телешоу, прочел с братом-психологом курс лекций по выходу из кризиса, окончил кулинарные курсы, развелся (сохранив опеку над сыном Каспером) и погорел на неудачных инвестициях в Великобритании.

«Я давал людям деньги и как будто говорил: «Мне все равно. Делайте что хотите» , – признался Йеспер. – Не все люди оказались честными. Это стало хорошим уроком».

6 лет назад он нашел в стокгольмском пригороде Лидинге место с настоящей неаполитанской пиццей. Она воспламенила его чувства к Италии – стране, в которую он с детства стремился, которую еще сильнее полюбил в 22 года и откуда уехал не по своей воле.

Йеспер понял: итальянская кухня – и есть его новая страсть. То, чего не хватало после футбола.

«Главный секрет итальянской кухни – готовить простые блюда из качественных продуктов, – говорил Блумквист в интервью Corriere della Sera и Corriere dello Sport. – В Италии не просто едят, а наслаждаются едой.

В Миланелло нас кормили как в мишленовском ресторане, а какие столы накрывали перед играми в «Парме»! Я пил мало вина, но много ел. Может, если б ограничивал себя, играл бы сильнее».

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

Он пару лет ходил в ту шведскую пиццерию «450 градусов» (идеальная температура для приготовления неаполитанской пиццы), но не решался сделать следующий шаг.

«Я пострадал от предыдущих попыток затеять бизнес и немного трусил, – признался Блумквист. – Но когда мы с владельцем «450 градусов» обсудили новую концепцию пиццерии, я понял, что встал на правильный путь».

С двумя партнерами Йеспер вложил 2 миллиона шведских крон (16 миллионов рублей) и в этот раз контролировал все: от дизайна до меню. Заказал из Неаполя печь ручной работы весом 3000 кг, перевез пиццерию в более просторное помещение с видом на Балтийское море и стал проводить там 90 процентов времени. С 2018 года «450 градусов» – в топ-50 лучших европейских пиццерий по версии журнала Gambero Rosso.

Иногда Йеспер сам печет пиццу, но больше времени проводит за барной стойкой – готовит кофе, разливает вино и общается с посетителями. «В Швеции много итальянцев. Зная, что наши ингредиенты из окрестностей Неаполя, они сначала заказывают классику – например, «Маргариту». А вот в следующий раз пробуют наш специалитет – пиццу с икрой», – рассказал Блумквист.

Игрок «МЮ» из великого финала ЛЧ-1999 много лет страдал от травмы колена, а теперь наслаждается работой в пиццерии

– Сколько пицц ты ешь сам? – спросила Тереса Стремберг из газеты Expressen.

– Слишком много. Трудно удержаться, когда весь вечер работаешь, а дома нет еды.

Раньше его задевало, когда люди удивлялись: «Как ты очутился в пиццерии? Что, разорился?» Теперь ему наплевать. По его мнению, готовить пиццу труднее, чем играть в футбол, но он все равно счастлив. Потому что снова работает в команде и связан с Италией.

Источник: sports.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × один =