В юности шотландский полузащитник Грэм Сунесс не пригодился «Тоттенхэму», но после отлучек в Канаду с Австралией и шести лет в «Мидлсбро» попал в «Ливерпуль», с которым выиграл три Кубка чемпионов (последний – как капитан).

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

В 1985-м «Сампдория» добыла Кубок Италии после его гола «Милану» в финале, а «Рейнджерс» во второй половине 80-х возродили победные традиции – благодаря тому, что играющий тренер Сунесс заманил несколько английских звезд, воспользовавшись еврокубковым баном их клубов.

В 1992-м – сразу после операции на сердце – Сунесс завоевал с «Ливерпулем» Кубок Англии, но взбесил болельщиков беседой с The Sun (презираемой за ложь о давке на «Хиллсборо») и отдаленностью от топ-4 АПЛ.

Просидев год без работы, Сунесс уехал в Турцию. Там он легендарно воткнул флаг «Галатасарая» в центр поля стадиона «Фенербахче» после победы в финале Кубка и вернулся в Англию.

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

C «Саутгемптоном» Грэм разгромил «МЮ» 6:3 и проиграл «Эвертону» 1:7, а потом попался на уловку сенегальца Али Диа, который с помощью однокурсника представился двоюродным братом Джорджа Веа и получил 52 минуты в матче Премьер-лиги с «Лидсом».

После увольнения из «Саутгемптона» Сунесс устроился в «Торино», чей новый владелец Массимо Видулич мечтал о возвращении в Серию А. Уже на предсезонке Грэм понял, что ошибся.

До его прихода «Торино» полностью обновился, взяв несколько бывших сборников (Буччи, Минотти, Лентини). По просьбе Сунесса подписали только бесплатного защитника чемпионского «Лидса» Тони Дориго.

С малознакомой командой Грэм в восьми матчах победил лишь трижды. Его уволили после 0:4 от «Вероны» – третий мяч «Торино» пропустил от Паоло Ваноли.

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

«Мне говорили: «Мы уже подписали всех игроков, а теперь сделай из них команду победителей. И не пытайся купить кого-то еще, потому что у нас нет денег». Потом эти ребята захотели тренера с опытом работы в Серии А, – вспоминал Сунесс. – Я не спорил и с радостью свалил оттуда.

Надеюсь, в «Торино» поняли, что даже лучший тренер мира не исполнит мечты руководства без вменяемого трансферного бюджета и возможности формировать состав.

В Турине я попал в безвыходную ситуацию и поклялся, что никогда не повторю эту ошибку. Я и не подозревал, что мое приключение в «Бенфике» будет еще безумнее».

В Лиссабон Сунесса заманил партнер по сборной Шотландии 80-х Стив Арчибальд, сотрудничавший с агентом Блэром Морганом.

Через две недели после увольнения из «Торино» Грэм не особо стремился к новой авантюре, но слова Арчибальда («Бенфика» – большой европейский клуб») напомнили об атмосфере лиссабонского 80-тысячника и разогнали сомнения.

Сунесс согласился, но для назначения требовалось, чтобы юрист Жоау Вале Азеведу выиграл выборы президента «Бенфики». Жоау использовал легенду «Ливерпуля» как один из козырей избирательной кампании – главным было (так и не выполненное) обещание купить Руя Кошту.

«Я сопровождал Азеведу на встрече с болельщиками – и это был чистый шоу-бизнес, – рассказывал Сунесс. – В огромном зале собралось 10 тысяч болельщиков – я не понимал, что говорил Жоау, но его речь явно нравилась публике, потому что прерывалась бешеной овацией».

Азеведу набрал на выборах 51%, и Сунесс стал третьим тренером «Бенфики» в первом круге сезона-97/98 – после Мануэла Жозе и Мариу Вилсона. Эти перестановки слегка озадачили Сергея Овчинникова, приехавшего в Лиссабон летом 1997-го.

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

«Мне сразу сказали: «Если через две недели не заговоришь по-португальски, играть не будешь», – вспоминал Босс в автобиографии. – Вскоре местного тренера сменил Грэм Сунесс, и в команде начали общаться по-английски.

А у меня за плечами была только школьная программа. Со временем подтянул ее, понимал, о чем речь, но сам изъяснялся не особо. И с португальским было плохо – из-за командного английского потерял два года из пяти, проведенных в стране: толком не выучил ни тот, ни другой».

Сунесс сразу понял, почему в португальской лиге «Бенфика» идет седьмой – слишком часто менялись не только тренеры и президенты, но и состав.

«За два года до моего прихода «Бенфика» купила и продала сотню игроков, – жаловался Сунесс. – Отличный бизнес для агентов, но для клуба – катастрофа.

Когда спрашивают, почему я отпустил бразильца Эмерсона Томе из «Бенфики» в «Шеффилд Уэнсдей», признаю, что просто не знал о нем, когда работал в Лиссабоне. Ни разу не видел его в деле.

В центре защиты меня восхищал другой латиноамериканец – парагваец Карлос Гамарра, рыжий и веснушчатый как шотландец. Я делал на него ставку, но вскоре после моего назначения «Бенфика» продала его «Коринтиансу».

Другой казус – пришедший из «Гремио» нападающий Пауло Нуньес принадлежал нам только наполовину. В случае продажи агент забрал бы 50%. Сногсшибательно.

Я быстро убедился, что все пять наших бразильцев (в том числе приехавший из России Леонидас – Sports.ru) не годятся для «Бенфики», и с ними нужно расстаться. Но как продать половину игрока?»

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

Не понадобился Сунессу и самый дорогой новичок лета 1997-го – 20-летний Деку, купленный за 4,4 миллиона долларов. Тот и так-то сомневался, лететь ли в Европу после нескольких игр за «Коринтианс», а в Лиссабоне совсем раскис: в аэропорту болельщики ждали не его, а Пауло Нуньеса, да и «Бенфика» сразу отправила в аренду.

После двух лет в «Алверке» и «Салгейруше» Деку ушел в «Порту» и стал к середине нулевых одним из лучших игроков мира.

Другой бразильский полузащитник Амарал был в 1997-м куда известнее (участвовал в Олимпиаде-1996 и мелькал в «Парме» Анчелотти), но тоже не устроил Сунесса.

«Амарал часто пасовал внешней стороной стопы, и тренеру это не нравилось, – вспоминал нападающий Нуну Гомеш. – Сунесс говорил: «Тут тебе не Бразилия».

Бесили Сунесса и многие португальцы – тем, что после потери мяча не шли в отбор. Для более агрессивного футбола Грэм привел из Англии семерых игроков – вдобавок к левому защитнику Скотту Минто, приехавшему из «Челси» еще летом 1997-го.

Начал Сунесс с чешского вингера «МЮ» Карела Поборски и здоровенного форварда «Лидса» Брайана Дина – автора первого гола в истории АПЛ. «Мы заиграли не так, как раньше, – добавил Нуну Гомеш. – Просто грузили на голову Дина».

Из-за дружбы Грэма с агентом Пини Захави в зимние трансферы-97/98 затесался и полузащитник «Маккаби» Сергей Кандауров, который в начале и конце 90-х провел по три матча за Украину, а в четвертьфинале молодежного Евро-1994 сыграл за Россию.

«Декабрь 1997-го. Мы с [будущим тренером «Спартака»] Романом Пилипчуком отдыхаем в Мюнхене, а к Рождеству я возвращаюсь в Хайфу, – говорил Кандауров в интервью «СЭ в Украине». – Тут же в аэропорту получаю звонок из клуба: «Лети в Лиссабон». Так в ночь с 25-го на 26 декабря подписал контракт с «Бенфикой».

Через день-другой уже тренировался, а 2 января вышел на поле в матче против «Порту». И даже забил, но гол не засчитали – якобы из-за того, что подыграл себе рукой. А потом выяснилось, что нам бы все равно присудили поражение, потому что я и Поборски могли играть только через две недели».

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

В сезоне-97/98 Кандауров помог «Бенфике» достичь второго места и выйти в Лигу чемпионов, но с приходом из «Ливерпуля» 31-летнего Майкла Томаса выпал из стартового состава. Это привело к драке.

«Что бы я ни делал, Сунесс ставил англичанина, – жаловался Сергей в интервью Михаилу Спиваковскому. – Помню, забил и отдал две голевые передачи в игре с «Боавиштой» – в раздевалке тренер чуть ли не обнимал меня: «Сергей, ты — красавец! Просто лучший!» Но на следующую игру снова вышел Томас.

Я забивал почти после каждого выхода на замену — ничего не помогало. Овчинников даже шутил: «Может, тебе лучше без голов с поля уходить? Так и в стартовый состав попадешь».

А на тренировки наши приходила уйма народа — человек сто журналистов и тысячи две-три болельщиков. Ногу при них не уберешь: тем более в стыке с конкурентом. Вот мы с Томасом и завелись: потолкались, пока не разняли. Уже в душе Майкл подошел, извинился. Кстати, лишнего веса у него было, чтоб не соврать, килограмм 10».

«В латинских игроках есть своя изюминка, но я искал что-то более солидное и надежное, – объяснил Сунесс ставку на британцев. – Майкл Томас и Марк Пембридж из «Шеффилд Уэнсдей» – чертовски хорошие игроки, но не трюкачи, поэтому в Португалии их недолюбливали».

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

Сунесс представил прессе Томаса как футболиста с большими яйцами, но Майкла освистывали фанаты «Бенфики», а президент лишил зарплаты за драку с Кандауровым.

Правда, и остальным Азеведу платил неохотно.

«Иногда я видел уныние игроков и спрашивал менеджера, в чем дело, – вспоминал Сунесс в книге «Футбол: моя жизнь, моя страсть» . – Он отвечал: «Им снова не заплатили». Тогда я звонил Азеведу: «Я ничего не добьюсь от игроков, если они не получат зарплату». – «Вчера я передал сотруднику банковские чеки. Все должно быть в порядке».

Но тот сотрудник сказал мне, что не видел президента несколько месяцев.

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

Совсем уж неловко, что мы не платили за игроков другим клубам. Например, мне звонили из «МЮ» и спрашивали, когда Азеведу переведет 2 миллиона фунтов за Поборски. Тогда я не знал, что у президента нет денег».

Все это не мешало Азеведу требовать от Сунесса чемпионства в сезоне-98/99. Но, получив за бесценок форварда «Шеффилд Уэнсдей» Дина Сондерса и двух крайних защитников (Стива Харкнесса из «Ливерпуля» и Гэри Чарльза из «Астон Виллы»), Грэм добился только третьего места – в чемпионате и группе ЛЧ.

Его ставка на то, что португальские игроки превратятся в подобие Винни Джонса и Терри Бутчера, не сработала.

«Мы купили несколько новых тренажеров, чтобы молодые игроки подкачались, – рассказал Сунесс. – Тренажерный зал долго пустовал, а потом вдруг ребята кинулись крутить педали и тягать железо.

Я уж обрадовался, но сотрудник клуба объяснил: «Скоро лето. Они готовятся к пляжному сезону, чтобы красоваться перед девчонками».

«В Португалии 10 миллионов человек. Из них 6 миллионов болеют за «Бенфику», – заявил Сунесс в книге «Тренерские годы». – Я устал от людей, которые подходили ко мне на улицах Лиссабона и гордо размахивали картой болельщика «Бенфики». Они платят членские взносы, но в британском смысле слова это не болельщики.

Наш стадион вмещал 80 тысяч, но после поражения от «Боавишты» пришло только 15 тысяч. Завсегдатаи стадиона приходили ради критики и свистели, если мы не забивали в первые 10 минут. Одних футболистов оскорбляли за незначительную ошибку, а другим прощали отвратительную игру. Это не боление».

Болельщики тоже не любили Сунесса – за нежелание учить португальский, постоянные отлучки в Британию и то, что игроки из АПЛ (даже с учетом чеха Поборски) забили в сезоне-98/99 меньше Нуну Гомеша – 17 голов против 34.

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

«Из-за раскола между португальцами и британцами «Бенфика» выступила так себе, но играть на огромном стадионе и изучать новую культуру было очень интересно», – отметил Гэри Чарльз, который прославился в 21 год, когда сломал в финале Кубка Англии Пола Гаскойна и провел два матча за сборную.

В Лиссабон Чарльз приехал алкоголиком. Запил, когда травмировал лодыжку и не играл за «Астон Виллу». Потом – уход жены с детьми, смерть отца от эмфиземы и новые алкогольные безумства.

В 2004-м Гэри посадили на полгода за пьяное вождение. В тюрьме он работал в спортзале и прачечной, а после досрочного освобождения сорвал электронный браслет и улетел кутить в Испанию, из-за чего вернулся за решетку.

Освободившись, Чарльз получил тренерскую лицензию и основал компанию, которая помогает в борьбе с депрессией и зависимостями.

«Мы общаемся каждый день. Он спасает мне жизнь», – признался Джордж Грин, который в 15 лет перешел в «Эвертон» за 2 миллиона фунтов и испортил карьеру кокаином и выпивкой.

После 0:3 от «Боавишты» в апреле 1999-го Сунесс узнал, что его сменит победитель ЛЧ-98 Юпп Хайнкес, но оставался в клубе и ждал от Азеведу компенсации. А тот – после майских 1:1 с «Кампомайоренсе» – пожаловался на безучастность Грэма во время игры и издевки Харкнесса в раздевалке.

Легендарный капитан «Ливерпуля» 1,5 года тренировал «Бенфику» – и угрожал президенту, севшему за махинации с трансфером Овчинникова

Через месяц Азеведу подал в суд (за то, что, требуя денег, Сунесс пригрозил: «Будьте осторожны, я знаю латиносов, которые оказывают некоторые услуги»), но через два года сам оказался под домашним арестом.

«Его обвиняли в 14 случаях хищений, – писал британский журналист Стивен Грин. – Например, в том, что он присвоил миллион долларов от трансфера Сергея Овчинникова в «Алверку» для покупки яхты. Азеведу приговорили к 2,5 годам тюрьмы. После освобождения в 2006 году он переехал в Лондон, где стал генеральным директором финансовой компании».

В том же году Сунесс покинул «Ньюкасл», павший на 15-е место, и перестал тренировать. За 9 месяцев до его отставки «Бенфика» впервые за 10 лет выиграла чемпионат Португалии.

Недавно Сунесс признался, что его семье нравилось в Лиссабоне. Когда наскучит работа на телевидении, Грэм планирует жить в Португалии по 6 месяцев в году.

Источник: sports.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 + 11 =