Впервые он попал на «Бернабеу» в ноябре 2005-го, когда «Реал» принимал его «Лион» в Лиге чемпионов. Тренер Жерар Улье взял Карима в Мадрид в награду за голевые пасы Сильвену Вильтору после выходов на замену в октябрьских матчах с «Ренном» и «Аяччо».

Правда, «Лион» играл с одним нападающим и недавно купил на эту позицию Джона Карью (7,6 млн евро) с Фредом (15,6 млн евро), поэтому Бензема остался в запасе. Как и на победном юношеском Евро-2004, где сидел под Жереми Менезом.

Бензема до «Реала»: рос на улице Гагарина, обожал Роналдо и писал в тюрьму любимому рэперу

Осенью 2005-го и Менез, и другой чемпион Европы U17 Самир Насри вовсю играли за свои команды, так что Карима вряд ли радовала роль резервиста – пусть и в лучшем клубе Франции. Но после мадридского матча Улье и президент «Лиона» Олас подбодрили его, подарив майку Роналдо с автографом (в заявку «Реала» Феномен тогда не попал).

«Это незабываемый вечер, я был счастлив, – говорил Бензема, с детства обожавший Роналдо. – Покидая «Бернабеу», я сказал себе, что однажды буду там играть».

Через три с половиной года Перес, в 2005-м передавший Оласу майку Роналдо, приехал в Брон, что в пригороде Лиона, и остановился у светло-коричневого дома на улице Юрия Гагарина 33F, где семья Бензема поселилась еще в середине семидесятых.

«Меня приглашали «МЮ», «Бавария», «Милан» и «Интер», но «Мадрид» уникален – все мечтают туда попасть, – заявил Карим. – Приехав в Брон, президент Перес заговорил со мной по-французски и убедил, что действительно во мне нуждается. Я не мог отказать. Переход в «Реал» был моей мечтой».

Анри Баяда – один из руководителей первого клуба Карима «Брон-Террайона» – видел приезд Переса из кабинета. Его офис на стадионе «Лео Лагранж» выходит окнами как раз на улицу Гагарина (в 60-70-е его именем во Франции называли также школы, стадионы, парки и площади – особенно в регионах с высокой популярностью компартии).

«Перес приехал сюда на черной машине. В темном костюме и очках», – вспоминал Баяда, без которого Карим вряд ли стал бы футболистом.

В 1994-м к Анри пришел Хафид Бензема – и пожаловался, что его 8-летнего сына не берут в районный клуб: сезон, видите ли, в разгаре и состав сформирован.

«Я видел, что Коко (детское прозвище Карима – Sports.ru) часами в одиночестве возился с мячом, и хотел ему помочь, – говорил Баяда в книге «Система Бензема». – Здесь (в районе с самым высоким уровнем преступности в лионском регионе – Sports.ru) дети занимаются либо футболом, либо торговлей наркотиками.

Я нажил себе немало врагов борьбой за то, чтобы в наш клуб принимали детей разного происхождения и из разных слоев общества. И тогда тоже настоял, чтобы Коко взяли в команду».

Тренер Фредерик Риголе добавил, что с тех пор Карим не вылезал со стадиона «Лео Лагранж» и любил не только бить по воротам, но и отражать удары: «Тогда он называл себя ван дер Саром».

В первую команду Бензема пришел универсально подготовленным: «В 4-5-6 лет я играл на улице с ребятами старше и крупнее меня, – вспоминал Карим в журнале Foot Citoyen. – Чтобы соответствовать им, я должен был резко прибавить в технике и скорости. Это очень полезный опыт».

Карим – один из девяти детей семьи Бензема, но это не влияло на родительскую опеку. «Отец настоял на моем включении в команду Брона, когда увидел, что моих друзей повело в опасную сторону, – говорил Карим в интервью France Football. – А мама – хотя у нее хватало забот – всегда находила возможность купить мне новые бутсы».

Иногда Малика Бензема становилась в ворота и помогала Кариму отработать дальние удары, когда ему было не с кем играть. «Она – главная во вселенной Карима, – рассказал друг семьи Бензема в книге журналистов Жиля Верде и Жака Эннена. – Она, например, объясняла учителям, что выражение лица Карима не означает высокомерия или угрюмости».

Бензема до «Реала»: рос на улице Гагарина, обожал Роналдо и писал в тюрьму любимому рэперу

Труднее было достучаться до тренеров академии «Лиона», куда Бензема перешел в 9 лет – трансферу способствовало то, что один из руководителей молодежного сектора клуба Жерар Бонно играл с дядей Карима за «Виллербан».

В первые годы Бензема ездил на тренировки и игры из дома, а в 14 лет переселился в лионский интернат. Произошло это в нарушение правил – заселяли только ребят, живших более чем в сорока километрах от Лиона (а Брон – в трех).

«Но Хафид сказал, что его сыну опасно оставаться в таком криминальном районе, и попросил нас все-таки вытащить Карима оттуда», – вспоминал детский тренер «Лиона» Робер Валет в книге «Система Бензема».

В лионской академии замкнутость Карима нравилась не всем. В 15 лет он часто оставался в запасе, обижался и думал об уходе из футбола.

Все изменилось, когда в 16 лет он попал к тренеру Арману Гарридо, чье доверие взбодрило Карима и направило во взрослый футбол. В январе 2016-го Бензема ретвитнул материал L’Équipe о Гарридо с заголовком «Кумир молодежи».

Помог Кариму и тренер по физподготовке лионской академии Гийом Тора, который правильно подобрал упражнения для Карима, когда в 16-17 лет он за год вырос на 12 сантиметров и поправился на 6 килограмм. В итоге Бензема не растерялся, как многие резко выросшие подростки, а почувствовал себя на поле еще увереннее.

Прославившись, Карим не забывал друзей детства. Карим Зенати, в 2015-м также вовлеченный в скандал с шантажом Вальбуэна, отсидел несколько лет за ограбления магазинов и хранение наркотиков, но после освобождения устроился в компанию Best of Benzema, которая занимается контрактами и медиасопровождением Карима, на 4000 евро в месяц.

Другой пример – в 2013 году партнер Карима по детской команде «Брон-Террайон» Эди Беладе погиб в автокатастрофе, и Бензема оплатил похороны в Алжире.

После отъезда из родного города Карим неохотно заводит новых друзей, но были и исключения. В 2004-м агент Карим Джазири узнал, что 16-летний обожает рэпера Роффа, чья музыка вдохновляет в периоды уныния и в тренажерном зале.

Джазири свел Карима с Роффом, и они подружились настолько, что Бензема писал рэперу в 2007-м, когда тот очутился в тюрьме, и посвящал ему голы.

Бензема до «Реала»: рос на улице Гагарина, обожал Роналдо и писал в тюрьму любимому рэперу

Интересно, что Джазири – не первый агент Бензема. Сначала его вел Фредерик Гуэрра, но тот больше внимания уделял главному таланту лионской академии Хатему Бен Арфа, что задело родителей Карима и привело к прекращению сотрудничества.

«Хатем слишком рано оказался в центре внимания, – вспоминал Жерар Бонно. – Окружение вредило ему. Например, его мать говорила мне, что он вдвое талантливее Карима.

В какой-то момент в «Лионе» зародилось глупое соперничество Бен Арфа и Бензема. Благодаря характеру Карим вышел из той ситуации более сильным, а Хатем почувствовал себя ненужным «Лиону».

В 21 год Бен Арфа скандально ушел в «Марсель», а Карим выбрал более размеренный путь (хотя еще в 15 лет получил выгодное предложение от «Сошо», которому забил за юношей 4 мяча).

В январе 2005-го он впервые сыграл за «Лион» в Лиге 1. На 78-й минуте матча с «Метцем» вышел – в майке без фамилии – вместо Сиднея Гову и вскоре отдал голевой пас Бриану Бергунью, а в декабре того же года – через 2 недели после получения майки Роналдо в Мадриде – забил в Лиге чемпионов «Русенборгу».

Бензема до «Реала»: рос на улице Гагарина, обожал Роналдо и писал в тюрьму любимому рэперу

«Он боготворил Роналдо и пытался копировать его манеру игры, – вспоминал Жерар Улье. – Также он много общался с Жуниньо Пернамбукано и часами оттачивал удары с вратарем Реми Веркутром. Я же развивал в нем умение играть в командный футбол.

У меня сложились добрые отношения с его отцом Хафидом. Однажды тот даже подарил мне бутылку розового вина из Алжира.

В 2006 году Карима позвал «Тоттенхэм». Я объяснил Хафиду, что брал много молодых ребят в «Ливерпуль» и знаю, о чем говорю: Карим не был готов к Англии и ему стоило подождать. В итоге он остался и на второй год под моим руководством заметно прибавил.

Карим уже тогда активно интересовался тактикой и увлеченно меня слушал. А я объяснял, что ставлю его на левый фланг (как Тьерри Анри), чтобы он почаще бил с правой».

Бензема до «Реала»: рос на улице Гагарина, обожал Роналдо и писал в тюрьму любимому рэперу

В ноябре 2006-го Раймон Доменек впервые вызвал Бензема в сборную, и это удивило меньше, чем попадание в список приглашенных 18-летнего форварда «Ривера» Гонсало Игуаина, родившегося в Бресте.

Сборную Франции тот отверг, но и Карим тогда не дебютировал – из-за травмы бедра лишь отметился у врачей сборной. Зато познакомился с Николя Анелька, который давно играл за границей, но был наслышан о Кариме от своего биографа Арно Рамсея.

Ему же агент Джазири устроил первое большое интервью с Каримом. «В нем сочетались застенчивость и уверенность в себе, – вспоминал Арно первые впечатления от Бензема. – Он много рассказывал, что в юности обклеил стены плакатами с Роналдо. И что мечтает о «Золотом мяче».

Источник: sports.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

10 − 5 =