• «Нет разницы: быть тренером или тем, кем я являюсь как человек».

    — Даниэль Недзковски

    Коротко познакомившись с ним в академии тренеров, понаблюдав, как он тренирует в шоу «Забивание в красной зоне» на телеканале ITK в Бохуме и увидев его издалека, когда он помог сборной Германии до 21 года выиграть чемпионат Европы 2017 года, я очень хотел наконец сесть и поговорить с Даниэлем Недзковски.

    У 41-летнего мужчины элегантная стрижка, крепкое рукопожатие и заметное спокойствие, когда я встречаю его возле пивной на открытом воздухе в Кельне за послеобеденным кофе. Как игрок он никогда не выходил за пределы третьего дивизиона Германии, в основном играя за резервистов «Дуйсбурга», но он добился гораздо большего успеха благодаря своей работе вне поля. Недзковски учился в спортивном университете в Кельне, быстро получил лицензию A и после трех лет в Атланте, США, вернулся в Германию. Фрэнк Чан, директор по обучению тренеров на низовом уровне USSF (Федерации футбола Соединенных Штатов), с которым Дэниель контактировал во время своего пребывания в США, подтолкнул Недзковского к тренерской работе. По возвращении из США Недзковски, которому было всего 26 лет, играл, тренировал молодежные команды и обучал местных тренеров. К 30 годам его взял к себе DFB, и он стал коллегой Франка Вормута, постепенно складывая на себя все больше е ответственности и обзаведясь собственной лицензией Fußball-Lehrer. В 2013 году он стал помощником тренера в леверкузенском «Байере», но через три года Недзковски вернулся в DFB, чтобы стать инструктором на курсе Fußball-Lehrer, в конечном итоге весной 2018 года сменив Франка Вормута на посту главного инструктора. Он также является помощником тренера сборной Германии до 21 года. Короче говоря, жизнь Недзковского — это футбол. 

    И как же развиты его языковые навыки, что Недзковски спрашивает меня, хочу ли я говорить с ним по-английски или по-немецки. Мы придерживаемся немецкого языка — в конце концов, как обнаружили Лев и Вормут в Турции, нельзя подключиться к душе игрока, если не говорите на этом языке.

    «По работе я никогда не занимался ничем, кроме футбола, но сосредоточиться на нем и только на нем — это то, что вы должны сделать в первую очередь. Тогда может случиться попадание в профессиональный футбол, но даже там есть место большой удаче — интерес высок, там много денег, которые можно заработать, и есть определенный уровень престижа. Есть целый ряд причин, по которым люди должны попробовать это, но они не для меня», — добавляет Недзковски, признаваясь, что он посвятил себя карьере в футболе.

    Учитывая его относительно молодой возраст для того, кто работает футбольным тренером, а также его уникальный опыт в Бундеслиге и тренерской академии Германии, мне очень хочется услышать, почему Недзковски покинул высший эшелон немецкого футбола и как, по его мнению, современный тренер должен обращаться с современным игроком. Больше всего мне хотелось бы услышать, как, по его мнению, изменился тренерский контингент за эти годы, потому что он является одним из тех, кто отвечает за то, чтобы качество тренерской работы в Германии соответствовало этим изменениям.

    «Стрессоустойчивость имеет решающее значение, — отвечает Недзковски. — Если у вас его нет, тренерство в профессиональном футболе не для вас. Ваше место, вероятно, больше в молодежном футболе, где внешнее давление существует, но оно значительно ниже.

    В Леверкузене, во время игр чемпионата и в европейских кубках, стресс временами был экстремальным. Это — помимо того, что я увидел очень интересный набор возможностей — было одной из причин, по которой после трех лет подряд в таком темпе я вернулся к работе в DFB. Дело не в том, что я не хочу работать в Бундеслиге, я могу представить, что сделаю это снова, но мне нужен был перерыв, чтобы прийти в себя от адреналина. Несмотря на очарование профессиональной игры, вы должны хорошо осознавать нагрузку и принимать мудрые решения, чтобы сохранить свои психологические и физические ресурсы», — говорит Недзковски голосом, который он повышает лишь раз за время нашего совместного времяпровождения, и то только для того, чтобы посмеяться над кульминацией шутки.

    Сын Золингена из Северного Рейна-Вестфалии, он работал под руководством Сами Хююпя, Саши Левандовского и Рогера Шмидта во время своего пребывания в «Леверкузене», испытав три совершенно разных типа тренеров. Уровень стресса оставался высоким, и умение справляться с ним имело решающее значение для его способности выполнять свою работу. Это также было своевременным напоминанием о том, что футбольная жизнь должна включать в себя нефутбольные аспекты.

    «У меня есть вещи, которые мне нравятся помимо футбола, — говорит Недзковски, который в молодые годы играл в группе. — Я думаю, что их отсутствие также представляет опасность для игроков и тренеров. Если у вас есть только футбол, то все ваше благополучие зависит от футбола. Если футбол — дерьмо, то у вас нет никаких шансов улучшить свое настроение. Если у вас есть другие интересы, то вы можете сделать шаг в сторону и сказать, например: “Теперь я собираюсь сосредоточиться на музыке”, и немного поиграть на гитаре. Затем вы можете полностью сосредоточиться на этом, и ваши мысли будут где-то в другом месте. Очень важно иметь нечто подобное. Мне не всегда это удавалось, пока я был в Леверкузене. Если перепады происходят слишком быстро один за другим, то это невозможно. Игра за игрой, переезды. Мой друг Франк Чан, который тренирует в Америке, сказал бы: “Ты зажигаешь свечу с обоих концов”».

    Недзковски говорит мне, что возвращение в DFB было отчасти избавлением от этого стресса, и хотя его работа по-прежнему включает в себя работу под давлением, но оно не столь сильное, как было в клубе. «Для тренера Бундеслиги в основе стресса лежит критика и личные нападки. Это самое сложное. Рабочая нагрузка поддается контролю, но внешнее давление огромно. Есть разные способы с ним справиться. Бывшие профессиональные игроки, которые становятся главными тренерами, привыкли к этому, они знают о внешнем давлении, что является их преимуществом, и, вероятно, поэтому на протяжении многих лет они разработали способы борьбы с ним. Тренеры, которые не были игроками, должны адаптироваться и развивать свой метод преодоления трудностей. Для всех семья, скорее всего, будет одним из способов. Важен личный настрой. Если у тебя его нет, ты сгоришь».

    Выгорания по-прежнему боятся многие, как мы обсуждали в третьей главе, и не только в футболе. Истинный отпуск — это то, что нужно главным тренерам, но поскольку тренерам дается так мало времени для достижения результатов, найти баланс не всегда легко. Недзковски продолжает: «Я слышал, как Арсен Венгер однажды сказал, что самое главное в управлении — сохранять оптимизм. Я думаю, что это чрезвычайно важная черта характера — сохранять хладнокровие под давлением и излучать уверенность. Конечно, за этим кроется глубокое знание игры и план того, как решать ситуации, но это сочетание знаний и социальной компетентности».

    Джонатан Хардинг «MENSCH: За конусами» 8. Reife (Зрелость)

    Именно здесь Недзковски ссылается на восьмиуровневую структуру компетенции, о которой Франк Вормут рассказывал мне во второй главе. Эта структура объединяет ваши тренерские способности с вашим тренерским стилем, и, хотя в обязанности академии не входит формирование психологии, развитие личности — такая же часть становления Fußball-Lehrer, как и тактическая гибкость.

    Как и в большинстве европейских ассоциаций, в Германии также действует система наставничества, которая дает тренерам обратную связь об их подлинных отношениях с игроками. «Вы можете дать тренеру обратную связь о том, как он разговаривал с игроками и что они могли бы чувствовать, но их лидерство на поле трудно оценить. Мы можем говорить об этом в теории и приводить им наилучшие примеры, но это всегда немного абстрактно. Вот почему мы добавили наставничество в тренерский курс, в рамках которого мы общаемся с тренерами в клубах. Идея состоит в том, чтобы понаблюдать за тренером в его клубе вместе с его игроками. Отношения, которые вы формируете с группой, с которой работаете каждый день, отличаются от тех, с которыми вы работаете раз в неделю. Желание есть, но его трудно реализовать на практике», — говорит мне Недзковски.

    Повышение качества тренерства в дальнейшем — это одно, но определение качества тренерства на курсе Fußball-Lehrer — совсем другое. В некоторых случаях ясно, что правильно, а что неправильно — например, регулярность похвалы и критики, — но есть и примеры, когда все не так однозначно. Является ли тренер Kumpeltyp (как приятель) или он более сдержан? Тренер может быть и тем, и другим, но ему нужны правильные инструменты, чтобы все это работало.

    «Кристоф Даум сказал нам, что он тщательно делает заметки после каждой встречи с игроком, отмечая тему, настроение и понимание в конце разговора, а также была ли у разговора конкретная цель. Мне очень нравится такой подход, и я определенно посоветовал бы это любому тренеру, который от природы отстранен, — говорит Недзковски. — Записывайте. Вы заметите, как часто вы разговариваете с игроками и давно ли вы с кем-то не разговаривали. И контакт имеет решающее значение. Игрокам нужен разговор. Они сосредоточены на своей собственной ситуации. Они хотят, чтобы их воспринимали всерьез и ценили. Если у вас есть такой контакт с ними, вы можете развивать его и помогать игрокам в трудных ситуациях. Почти не имеет значения, о чем идет речь, главное, чтобы вы имели связь друг с другом», — добавляет Недзковски.

    Продвижение тренеров из системы клуба стало тенденцией в Германии, и это не остановилось только на тренерской должности. Йонас Болдт из леверкузенского «Байера» рассказал Рори Смиту из «Нью-Йорк Таймс», что прошел путь от стажера до спортивного директора. Болдт сейчас дает людям тот же шанс, что и ему дали 15 лет назад. «Мы можем открыть дверь. Вот и все», — сказал 36-летний мужчина Смиту. Однако «Байер» сделал больше, чем просто открыл дверь. Они расширили свою культуру. Точно так же, как тренер может извлечь выгоду из длительного пребывания в клубе, прежде чем его назначат руководителем первой команды, так и будущий скаут или спортивный директор могут извлечь выгоду из продвижения по службе, а не просто из самого факта, что они пришли в клуб. Это не только умный бизнес, но и умное мышление, потому что оно открывает себя миру талантов, который в противном случае часто встречает закрытой дверью.

    Конечно, такой подход не всегда является ответом, но меня никогда не перестает удивлять, как часто в футболе и бизнесе экспертные знания не считаются внутренним товаром. Экспертам всегда рады, им часто платят огромные суммы денег за предоставление ответов, которые, по-видимому, невозможно найти внутри нынешней группы. Хотя поиск за границей чрезвычайно полезен (помните шестую главу), возможно, порой нам было бы полезно поискать поближе к дому.

    «Внимание уделяется тренеру, который был успешным при определенных обстоятельствах, и иногда его нанимают в следующий клуб из-за этого успеха, но без учета обстоятельств, — говорит Недзковски. — Итак, вы должны попытаться воссоздать эти обстоятельства в новом клубе, и этому уделяется недостаточно внимания. Вот почему такие клубы, как «Хоффенхайм», «Вердер Бремен» и «Майнц», развивали собственных тренеров. Клубы из первых рук знали сильные и слабые стороны этих тренеров, и поэтому сюрпризов было меньше, в то время как если вы нанимаете тренера со стороны, вы можете оценивать его лишь со стороны. Вы не представляете, насколько хорошо он подходит клубу. Создание собственного тренера логично, но, конечно, это не всегда вариант, особенно для топ-клубов, которым нужны авторитетные личности, зарекомендовавшие себя на самом высоком уровне».

    Перенесемся в сегодняшний день, и это именно то, что делают клубы. Именно поэтому Дауму и тренерам его эпохи очень сложно найти работу дома. Бундеслига превратилась в лигу развития и предусмотрительности. Лига борется за то, чтобы быть актуальной, но она уже уникальна во многих отношениях, и тренерские разработки — лишь один из аспектов этого.

    Недзковски добавляет, что, по его мнению, Англия недавно сделала огромный шаг вперед в тренерской деятельности, приняв аналогичную политику. «У них очень мало встреч, на которые тренеры приходят в ассоциацию, но сама ассоциация посещает клубы и развивает в них тренеров. Они очень сильно сосредоточены на этой концепции наставничества. Я думаю, что это отличная возможность, но это также возможно потому, что Премьер-лига вкладывает огромные деньги в обучение тренеров. В настоящее время в Германии это было бы невозможно с финансовой точки зрения».

    Когда Германия выиграла чемпионат мира 2014 года, это стало кульминацией плана, который начался, когда страна нажала кнопку сброса еще в 2000 году, как описывает Рафаэль Хонигштейн в своей превосходной книге Das Reboot («Перегазрузка»). Мир был впечатлен количеством игроков, которых Германия продолжала выпускать из своих академий. Несмотря на разный масштаб и разный уровень успеха, немецких тренеров тоже много. Присмотритесь повнимательнее, и вы увидите, что тренд молодых тренеров основан на убедительных доказательствах.

    «Это разные люди, — говорит Недзковски, — но между путями этих молодых тренеров есть сходство. У них обоих не было большой, долгой игровой карьеры, но они очень рано занялись тренерской деятельностью. К тому времени, как они попадают в профессиональную команду, у них уже есть большой опыт. Профессиональный уровень — это нечто другое, с другими вызовами и личностями, с которыми приходится состязаться, но этот опыт в качестве тренера чрезвычайно ценен».

    Джонатан Хардинг «MENSCH: За конусами» 8. Reife (Зрелость)

    Мануэль Баум был тренером молодежной команды «Аугсбурга» до того, как его повысили до главного тренера, а до этого он был главным тренером команды третьего дивизиона «Унтерхахинг». Доменико Тедеско возглавлял «Эрцгебирге Ауэ» до того, как получил работу в «Шальке», но его тренерская карьера началась на молодежном уровне в «Хоффенхайме» и «Штутгарте». «Тренерская работа в Бундеслиге команд до 19 лет так же близка к профессиональному уровню, как и тренерская работа в четвертом дивизионе, может быть, даже в третьем. Они смогли тренировать без такого сильного давления, что позволило им попробовать себя и тем самым развиться», — говорит Недзковски.

    В связи с тем, что в Германии полным ходом идет «проект» молодых тренеров в первой команде, Недзковски рад, что немецкие тренеры преуспевают, но по-прежнему настороженно относится к восприятию этого успеха. «С одной стороны, здорово, что у нас так много молодых тренеров, но большая опасность заключается в том, что каждый тренер команды до 12 лет думает: “Через четыре года я смогу стать профессиональным главным тренером. Как же мне туда добраться? Я должен быть успешным со своей командой”. Если молодые тренеры начнут слишком зацикливаться на собственном успехе, то их работа очень часто будет противоречить идее развития талантов».

    Этот вопрос был поднят на ITK 2018 года в Дрездене. Опасение заключается в том, что тренеры молодежных команд не только слишком амбициозны, чтобы тренировать на более высоком уровне, но и в том, что финансовое стимулирование их оставаться тренерами на более низком уровне является слишком сложной задачей — даже если этот уровень подходит для них. В данный момент идет разговор о разделении лицензии Fußball-Lehrer для тренеров молодежного и элитного уровня.

    «В множестве клубов есть главный тренер молодежной команды, который работает с другими тренерами, поэтому, пока он развивает своих игроков, главный тренер молодежной команды работает с ним, чтобы совершенствоваться. Это ключ».

    Однако Недзковски утверждает, что успех говорит только о половине истории. «Важно помнить, что не все тренеры могут быть успешными. Если у нас будет много молодых главных тренеров в Бундеслиге, то среди них будут как успешные, так и не очень. Молодость не является признаком качества. Возраст — просто цифры. Это не значит, что они лучшие тренеры». Здесь он действительно кое-что упомянул, когда мы только сели для разговора, а именно, что я хотел попытаться понять человека, стоящего за тренером и за игроком. Что происходит, когда человека (не как тренера или игрока) забывают?

    «Это происходит быстро, если вы думаете, что тактика — ключ ко всему. Это может работать до тех пор, пока вы выигрываете, но в кризис это не помогает. В кризис вы должны сблизиться с человеком, но сделать это трудно, поэтому вы должны сблизиться с ним, когда дела идут хорошо. Человек — это ключ. Все тактическое должно быть данностью. Но в последнее время этому уделяется особое внимание. Просто посмотрите на множество блогов о тактике. Здорово, что люди заинтересованы в этом, но тактическая сторона игры не так важна, как это преподносится», — говорит Недзковски.

    В конце 2017 года Доменико Тедеско дал интервью крупнейшему немецкому сайту по футбольной тактике Spielverlagerung. Это было первое интервью веб-сайта с нынешним главным тренером Бундеслиги, что свидетельствует о росте интереса, о котором упоминает Недзковски. В этом интервью Тедеско подробно рассказал о своей тактической философии, о том, почему тактика так важна и как он передает ее своим игрокам. 32-летний тренер говорил о развитии дискуссии, когда дело дошло до понимания тактического подхода, так что это было менее поучительно и больше походило на обмен мнениями.

    Очевидно, что Тедеско обладает необходимыми знаниями, и хотя основное внимание на сайте уделяется пониманию его и других тактических подходов, по-настоящему хорошим тренеров его делает то, как он применяет эти знания. Как обсуждалось в третьей главе, во время ITK 2017 года в Бохуме в Германии насчитывалось 890 квалифицированных специалистов с лицензией Fußball-Lehrer, но в трех лучших лигах было всего 56 рабочих мест, и в среднем тренер Бундеслиги провел на этой должности всего 1,2 года. Все Fußball-Lehrer обладают детальными тактическими знаниями, однако именно применение этих знаний отличает лучших от остальных, позволяя им получить одну из этих 56 должностей и удерживаться на ней дольше 1,2 года.

    В эксклюзивном интервью Sky Sports в Германии в ноябре 2017 года обсуждение Тедеско того, что делает футбол красивым, дало представление о том, как он передает свои знания. «Что есть красота? — он спросил. — Одному человеку нравятся блондинки, другому — черноволосые, брюнетки или рыжие, я не знаю. Но то же самое происходит и в футболе. Мы стараемся разыгрывать мяч от вратаря или защитников. Мы почти не играем длинными забросами вперед, а если и случается, то они очень расчетливые. Речь идет о пространстве и превосходстве в численности. Некоторым нравятся длинные забросы и действия в штрафной и вокруг нее. Другим могут нравится владение мячом или переход из разных фаз. Мы не можем полагаться на зрителя. Мы должны полагаться на наши качества, на наших игроков. Они должны принимать все во внимание. Игроки должны играть так, как они хотят, и на своих сильных сторонах. Так что красота — это хорошо, и мы нацелены на нее, но важно ставить сильные стороны ваших игроков на первое место, чтобы выигрывать игры, и если мы можем быть некрасивыми, то это тоже качество».

    То, как главный тренер извлекает максимум пользы из своих игроков, зависит от его навыков межличностного общения, его характера и его компетентности, как обсуждалось во второй главе. Это зависит от типа человека, которым он является, потому что именно таким образом он знает, когда применять различные части своих знаний, что сказать игроку, которому не хватает уверенности, или как поднять коллективный моральный дух команды. Именно это делает Германию столь захватывающей страной для развития главных тренеров; изменение отношения, которое началось с Клоппа, было изменением в сторону высокообразованного поколения тренеров, которые получили возможность развивать свои личные компетенции и набираться опыта.

    «В Германии мы очень сосредоточены на предмете, поэтому много говорят о тактическом совершенствовании и о том, как лучше тренироваться, а остальное так или иначе придет, — говорит Недзковски. — Однако это не так просто, потому что люди так не работают, особенно если они из другого культурного контекста. Они сделают это, но они хотят отношений со мной, как с тренером. Я думаю, в этом плане у Германии есть много возможностей для совершенствования».

    Джонатан Хардинг «MENSCH: За конусами» 8. Reife (Зрелость)

    Рост тактического разнообразия привел к тому, что многие молодые немецкие тренеры демонстрируют чрезвычайно прилежный характер, но разве это мешает им установить личную связь, которая, очевидно, является ключевой частью успеха тренера? «Молодые тренеры очень заинтересованы в предмете, но эта личная связь приходит с личной зрелостью и определенной дистанцией по отношению к игроку. Если тренер того же возраста, что и я, то мне трудно регулировать личный уровень. Если они старше, они могут взять на себя более старшую, почти отцовскую роль. Очень молодому тренеру это довольно сложно сделать. Однако есть несколько молодых тренеров, которые доказывают, что возраст можно компенсировать», — говорит Недзковски.

    В интервью баварской бесплатной еженедельной газете Wochenblatt в 2016 году 26-летний тренер Себастьян Драйер признался, что видит себя не столько отцом, сколько братом, который мог бы помочь игрокам сделать следующий шаг. Однако взяв это за основу, он также делает следующий шаг. После тренерской работы на молодежном уровне в мюнхенской «Баварии» и «Унтерхахинге» Драйер был назначен главным тренером майнцской команды до 15 лет на сезон 2018/19. В то же время он является участником класса Fußball-Lehrer 2018 года. Как сказал Драйер в интервью вышеуказанной газете: «Сегодня 15 лет в качестве профессионала недостаточно, чтобы стать главным тренером. Это работа, которой вы должны научиться, как показывает пример Томаса Тухеля». 

    В «Майнце», клубе с репутацией развивающего молодых тренеров, у Драйера есть отличные шансы сделать именно это и, возможно, стать еще одной молодой звездой в тренерской магистрали Германии. Тот факт, что в Германии так много молодых тренеров, отчасти связан с тем фактом, что у них так много молодых игроков. Недзковски знает это. Он был одним из таких игроков, а теперь является одним из таких тренеров. «У нас есть много игроков, которые вышли из академий, и тренеры, которые работали в этих академиях, знают это. Вот почему они могут так хорошо работать с ними. Иногда тренеры даже работают с игроками, которых они знают по командам до 19 лет, что может быть преимуществом как для тренера, так и для игрока».

    Итак, что изменилось для Недзковского, как с точки зрения подготовки тренеров, так и с точки зрения подготовки игроков? «Сейчас тренеры приходят к нам с гораздо большими знаниями по конкретным предметам, чем девять лет назад, когда я только пришел сюда. Глубина знаний с точки зрения тактики и физиологии намного больше. Со многими курсами они знакомы, потому что кто-то, будь то в их клубе или друг, уже рассказал им о терминах и концепциях. В теории футбола вы гораздо раньше начинаете работать на гораздо более высоком уровне».

    В то время как клубы изменили свой подход к поощрению внутреннего развития тренеров, существуют также внешние факторы, которые способствуют тенденциям развития тренерства в стране. «Приезд Пепа Гвардиолы в Германию вывел процесс мышления о тактической сосредоточенности на мяче на новый уровень, — говорит Недзковски. — Восприятие соображений, которые вы можете иметь перед игрой, и корректировок, которые вы можете внести, изменилось. Раньше никто не менял схему команды три раза за матч — по крайней мере, насколько я знаю. Хорошо это или нет, и можете ли вы сделать это с любой командой — это другие вопросы, но понимание того, что это жизнеспособный вариант для тренера и даже часть работы тренера, намного важнее».

    В последние годы имидж немецкого футбола в значительной степени формировался вокруг игры в прессинг, в немалой степени благодаря Клоппу и его команде из Дортмунда. Другие сосредоточились на том, чтобы довести прессинг до экстремальных уровней, в частности Рогер Шмидт, Ральф Рангник и Ральф Хазенхюттль, и это изменило то, как готовятся тренеры на курсе Fußball-Lehrer. «В прошлом об этом не так много думали, — говорит Недзковски. — Больше внимания уделялось физической форме и мотивации. Если это не сработало, тогда вам просто нужно было сделать больше. Я не имею в виду это с негативной точки зрения, но тактические знания тренеров и игроков выросли. Кроме того, технические разработки сделали возможными некоторые тактические приемы. Игра во владение мячом требует от игроков больших технических способностей и пространственной осознанности, а высокий прессинг в течение 90 минут требует выдающейся и специфической физической подготовки».

    Недзковски утверждает, что философия Гвардиолы, основанная на владении мячом, также повлияла на футбол в Германии. Томас Тухель, который иначе тренировал в «Майнце», применил аналогичный подход в «Дортмунде». У команды Юлиана Нагельсманна есть четкий стиль. С эволюцией игроков и тактики развивался и футбол, и то, как его тренировать. «С другой стороны, тренеры, которые фокусируются на оборонительных и переходных стратегиях, очень интересны. Игра стала более разнообразной, и сейчас в нее вкладывается больше мысли, чем 10 лет назад», — говорит мне Недзковски.

    Десятилетие — это долгий срок для развития чего бы то ни было, и хотя может показаться заманчивой мысль о том, что отсутствие работы в Бундеслиге оставляет Недзковски вне поля зрения, это тоже было бы неправильно. Будучи помощником тренера сборной Германии до 21 года, он работает с одними из самых талантливых молодых игроков в стране. Он активно участвует в подготовке этих игроков и полностью осознает, что им нужно и чем они отличаются от игроков прошлого. «Что изменилось, так это то, что с профессиональными игроками с помощью давления вы больше ничего не сможете добиться. Зарплаты стремительно растут, социальные сети изменили размещение информации, и вместе с этим игроки стали очень влиятельными. Очень трудно установить контакт с игроком, оказывая на него давление, потому что это давление ни к чему не приводит», — говорит мне Недзковски.

    «Игрок может захотеть играть в вашем клубе, но он знает, что если у него здесь дела пойдут не очень хорошо, его агент может найти клубы, где он сможет зарабатывать столько же. Игрок больше не так связан с клубом или зависит от него. Каждый игрок, как правило, доступен для купли/продажи в любой момент времени. И игрок знает это, поэтому вы не можете контролировать его с помощью давления, вы должны убедить его. И вы достигаете этого, давая игроку ощущение, что вы превращаете его в лучшего игрока и что он является частью успеха команды. Убеждать игроков вместо того, чтобы давить на них — это, пожалуй, самое большое изменение», — говорит Недзковски.

    Джонатан Хардинг «MENSCH: За конусами» 8. Reife (Зрелость)

    Идея управления в стиле «старой школы» — кричать, когда дела идут плохо, и ничего не говорить, когда дела идут хорошо — не работает с современными игроками. В игре просто слишком много факторов. На профессиональном уровне агенты и бесконечные финансовые возможности сместили власть до такой степени, что тренерство также должно адаптироваться. Тренерство должно приспосабливаться и учитывать множество внешних факторов, которые ныне окружают каждого человека. Если этого не произойдет, успех останется недосягаемым. Почему? Потому что сначала это человек, а только потом — футболист.

    «Это также меняет человеческие компоненты тренерства, — продолжает Недзковски. — Вы не можете оскорблять игрока так, как могли бы 20 лет назад. Игрок после подумает или скажет: «Осторожнее, я зарабатываю два миллиона евро. Мне больше никогда не придется работать. Если вы еще раз скажете мне это, я уйду”. Взаимодействие с игроком теперь должно быть направлено на укрепление доверия, предоставление ему обратной связи и поддержание регулярного контакта. Тем не менее, я думаю, что игроки порой хотят жесткой любви, они хотят, чтобы их доводили до предела», — говорит мне Недзковски.

    Быть подталкиваемым — это то, чего хочет игрок, но не клуб. Тем не менее, факторы, о которых упоминает Недзковски — стремительный рост зарплат, запутанный клубок социальных сетей — означают, что именно клуб часто выталкивается за пределы и дальше. И стоит помнить, что так было не всегда, как сказал мне один тренер: «Когда я работал в детско-юношеском футболе, если ко мне подходил агент и говорил, что они чем-то недовольны, я велел им собирать вещички своих игроков. Однажды у меня был игрок, который стоял неподвижно всякий раз, когда терял мяч. Я сказал ему: “Если ты потеряешь мяч и будешь стоять на месте, я тебя уберу с поля”. Каждый раз, когда он это делал, я убирал его. А потом вдруг я оказался для него неподходящим тренером». Игрок уехал, чтобы присоединиться к одной из крупнейших команд Европы, рассчитывая, что будет играть в первой команде. Он оказался в третьей команде.

    Перенесемся в сегодняшний день, и изменения станут очевидными. Выступая перед журналом kicker в январе 2018 года, Нико Ковач, который в то время был главным тренером франкфуртского «Айнтрахта», сказал, что, по его мнению, давление приближается к опасному уровню. «Где конец этому? В анархии! Каждый будет делать то, что хочет, игроки будут приходить на тренировку, если и когда захотят. Куда делась ответственность? Где контракт, который принимается во внимание? В прошлом сказанное слово имело силу. В наши дни пятилетний контракт означает всего лишь полугодовой контракт. Это настораживает».

    Нужен специальный тренер — и команда — чтобы хорошо справиться с этой ситуацией. Пример «Ингольштадта» в Бундеслиге показывает только верхушку айсберга. «Два игрока вели себя плохо, потому что хотели форсировать уход из клуба», — говорит Недзковски. «Команда сказала: “А вот и нет, они не могут тренироваться с нами”. Ваши отношения с отдельными игроками должны быть тесными, тогда они помогут вам управлять командой. Вы должны быть умны в своем руководстве».

    Игроки смотрят на то, как тренер реагирует на кризис. Будет ли он спокойным или агрессивным? Это многое говорит игроку об их главном тренере, но также дает им возможность заглянуть в свое будущее. Для тренера это может стать переломным моментов, когда он сплотит или потеряет группу игроков. «Дело не в том, есть ли у тебя идеальный план на выходные. Конечно, в какой-то степени речь идет об этом, но в первую очередь речь о том, как вы реагируете как личность и как вы относитесь к игрокам. Ты никогда не можешь этого забывать. Это всегда будет ключом», — говорит мне Недзковски.

    Бывают даже моменты во время игры, когда тренер должен помнить об индивидуальных потребностях игрока, что порой может оказать большее влияние на результат, чем правильная тактическая установка. «Когда у игрока есть шанс в матче и он его упускает, многие игроки смотрят прямо на главного тренера», — говорит Недзковски. Это кажется очевидным, но примечательно, когда вы обращаете на это внимание, как много игроков смотрят в сторону в ожидании реакции. «Будь то гол или нет, вы знаете, что в этот момент игрок нуждается во внимании тренера. Ему нужна реакция, которая сказала бы ему: “Нет проблем, продолжай”. И сразу же у вас есть другие игроки, которым не все равно, они просто хотят убедиться, что у них будет следующий момент. Этим игрокам не нужно так много внимания, поскольку они чувствуют доверие тренера просто потому, что находятся в стартовом составе».

    Независимо от того, хорошие они лидеры или нет, главных тренеров увольняют чаще, чем кого-либо другого в футболе, что заставляет меня задуматься над одним и тем же вопросом: может ли один человек действительно выполнять эту работу, не говоря уже о том, чтобы нести за нее ответственность? Так много людей способствуют успеху в матче, что возложить на кого-то ответственность за это кажется непостижимым. «Просто проще сменить главного тренера. Если проблема кроется в команде, то вы можете попытаться избавиться от трех или четырех игроков, но тогда вам придется найти им замену, игроков, обладающих такими же спортивными качествами — если вам нужно быстрое решение, то это намного сложнее, чем найти одного человека Часто это связано с устранением неполадок. Если не сработает, тогда: “Вы пробовали выключать и снова включать?” Это первый же рефлекс», — говорит Недзковски с улыбкой. Но он считает, что нет никакой реальной разницы с точки зрения последующего успеха между увольнением главного тренера в кризис и его сохранением. «”Санкт-Паули” был чрезвычайным примером — они остались с Эвальдом Линеном, а затем провели потрясающую вторую половину сезона».

    Линен — один из великих футбольных персонажей Германии. В 1970-х и 1980-х годах он провел 333 матча в Бундеслиге за такие команды, как «Боруссия Менхенгладбах», «Арминия Билефельд» и «Дуйсбург». Помимо победы в Кубке УЕФА 1979 года с «Гладбахом», в котором Линен забил в четвертьфинале против «Манчестер Сити», игрок также известен тем, что является человеком на одной из самых знаковых фотографий Бундеслиги. Только во второй игре сезона 1981/82 Норберт Зигманн из бременского «Вердера» бросился в атаку, чтобы лишить Линена, выступающего за «Арминию Билефельд», владения мячом. Вместо этого он вскрыл почти 25-сантиметровую рану на бедре Линена, обнажив мышцы и кости. Через четыре недели Линен снова был в строю и играл, но фол остается одним из самых печально известных моментов Бундеслиги.

    После окончания игровой карьеры Линен тренировал в Испании, Греции, Бельгии и Германии. Серия игр, о которой говорит Недзковски, пришлась на сезон 2016/17, когда команда второго дивизиона «Санкт-Паули» набрала всего 11 очков в своих первых 17 играх. Тем не менее, Линена не уволили, и они закончили сезон на седьмом месте после великолепной второй половины сезона, когда они проиграли всего три из оставшихся 17 игр.

    Джонатан Хардинг «MENSCH: За конусами» 8. Reife (Зрелость)

    «Если успеха не будет, то все ожидают, что возникнет разговор о главном тренере, — говорит Недзковски. — Это означает, что другие находятся не на линии огня, потому что игроки знают: первое, что произойдет — это увольнение главного тренера. Когда приходит новый тренер, игроки знают, что они снова должны выкладываться на 100%, потому что никто больше не имеет крепкого места в составе, и у каждого есть новый шанс, и именно поэтому на старте наблюдается улучшение игры команды. Те, кто играл раньше, должны снова проявить себя, а у игроков, которые были ниже по иерархической лестнице, теперь появился новый шанс. Главный тренер еще ничего не успел предпринять, а условия для него уже более благоприятны, чем были раньше. Но если клуб говорит, что нынешний тренер останется, что бы ни случилось, тогда все остальные не могут надеяться, что проблема будет решена за них. Они должны заново включиться в новую ситуацию. Я думаю, что в тот момент, когда в “Санкт-Паули” сказали: “Нет, Линен останется нашим тренером, что бы ни случилось”, тогда все стало лучше».

    Это кажется удивительно простой мыслью, но как часто к ней прислушивались? Увольнять главного тренера имеет смысл только тогда, когда он действительно виноват, а не только тогда, когда результаты не идеальны. Недзковски по-прежнему спокоен за свое будущее. Подход «жди и смотри, что произойдет» сослужил ему хорошую службу. Нет никакой необходимости это менять. Во время нашей встречи он сказал мне, что в какой-то момент может представить себе возвращение в Бундеслигу, но он не был уверен, готов ли он пока выйти в центр внимания в качестве фронтмена. Главный инструктор немецкой академии коучинга в возрасте 41 года — неплохое место для работы.

    Мы разговариваем еще час после того, как я заканчиваю задавать вопросы, и я ухожу, почти не сомневаясь в продвинутом состоянии современного тренерства для тренеров в Германии — и не только с точки зрения предмета. Я также оставляю веру в то, что Даниэль Недзковски однажды станет главным тренером. Он обладает всеми техническими знаниями, но, возможно, что еще более важно, он понимает важность развития личности, стоящей за тренером и игроком. Он принципиальный человек, который понимает нюансы современного футболиста. Он чуткий, чем он гордится, несмотря на то, что считает, что в глазах общественности это часто рассматривается как слабость.

    Игровая философия 41-летнего Даниэля строится вокруг контроля, применения давления и управления пространством. Он считает, что если главные тренеры хотят добиться успеха, они должны преодолеть «болота, где теряется энергия и все утекает», создавая благоприятную среду. «Нет разницы: быть тренером или то, кем я являюсь как человек, — говорит Недзковски. — Как человек, я хочу, чтобы люди ценили меня — не чтобы я нравился им в каждый из моментов, потому что им не понравится каждое мое решение — но обычно говорят: “Он честный парень, который уважителен и ведет себя должным образом”. Это те ценности, которые для меня важнее, чем то, чтобы меня видели в лучшем свете».

    Остановить раздувание эго за пределы управляемых или уважительных пропорций — одна из величайших скрытых битв, в которых будет сражаться любой известный человек, не говоря уже о главном тренере. Зрелость — это ключ. Как утверждал австрийский поэт начала XX века Райнер Мария Рильке в своих «Письмах к молодому поэту»: «…только тот, кто готов ко всему, кто не исключает никакого опыта, даже самого непостижимого, проживет отношения с другим человеком как нечто живое и сам озвучит глубины своего собственного существа».

    Искушенность молодых тренеров позволяет им использовать глубины своих знаний и мудрости для управления своими игроками. Как и Рильке, их зрелость делает их достаточно смелыми, чтобы принять любой вызов, даже тот, который они, возможно, изначально не понимают. Это позволяет им осознавать ценность каждого опыта, но понимать, что опыт — это жажда, которую никогда нельзя утолить. Прежде всего, это позволяет им понять, что отношения со своими игроками, живыми существами, о которых нужно заботиться.

    Урок, который был извлечен из разговора с Даниэлем Недзковским, заключался в сложности давления — что-то применимое ко всем аспектам жизни, а не только к футболу. Во-первых, понимание и преодоление давления, которое ложится на ваши плечи как тренера, как лидера, имеет решающее значение. Для молодых тренеров зрелость является необходимой частью этого понимания. Во-вторых, распознавание соответствующих методов и уровней давления, которые следует применять и когда их следует применять. В-третьих, и это самое интригующее, понимание того, что сила игроков по сравнению с десятилетием назад развилась до уровня, который заставляет новый тип тренерства бороться с новым давлением. Сочетание управления этих трех аспектов чрезвычайно сложно.

      

    Источник: sports.ru
    sport

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here

    двенадцать − 10 =