В начале августа 1998-го «Сельта» презентовала себя болельщикам на стадионе «Балаидос». Клубу стукнуло 75, к тому же предстояло второе участие в Кубке УЕФА (в 1971-м ограничились 0:2 и 0:1 от «Абердина»), и поглазеть на героев Виго – Мостового, Ревиво, Карпина, Мазиньо – пришло аж 15 тысяч болельщиков. Больше, чем на первый матч Ла Лиги-22/23, с «Эспаньолом».  

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Встречу завершали фейерверком, но организовали его так же умело, как Карпин – строительный бизнес, и одна из ракет попала на трибуну, ранив тринадцать человек. Среди них – пять родственников тренера вратарей Алемани и будущая журналистка Cadena SER (а тогда – 12-летняя школьница) Лусия Табоада. 

«Президент «Сельты» Орасио Гомес примчался в госпиталь Повиса и произнес незабываемое: «Мы это не нарочно!» – вспоминала Лусия. – Он еще пообещал нам с сестрой пропуск на тренировки, и я неделями спала с радиотелефоном, впервые в жизни ожидая звонка от парня. От президента «Сельты». Но он не позвонил. 

А в сентябре началась школа, и все хвастались важными событиями лета. Кто-то сообщил, что коснулся чьей-то груди, кто-то – что целовался с языком. А я – что чуть не умерла за «Сельту».

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Взрыв на «Балаидосе» повредил мне левую перепонку, так что любовь к клубу не только ослепила меня, но и оглушила».  

Инцидентов на «Балаидосе» хватало. Начиная с того, что в чуть ли не самом дождливом городе Испании догадались построить стадион на болоте у реки Лагарес. Когда она выходила из берегов, арену затапливало и игроки шли к полю по мостикам, собранным из досок. 

Из-за реки между трибунами и полем появилась яма. Когда туда падал мяч, болбой тянулся за ним здоровенным сачком – под гудение трибун, переходившее в овацию. 

В яме скапливались газеты, бутылки, шелуха от семечек и куски хлеба, но главное – там обитали лягушки. Когда трибуны умолкали, слышалось кваканье. 

А на рубеже пятидесятых-шестидесятых в яме преобладали окурки и смятые пачки сигарет. Руливший клубом табачный контрабандист Селсо Вилья – бывший пилот-республиканец – во время матчей парил над «Балаидосом» на самолете и использовал выездные игры для продажи сигарет за пределами Виго. 

Вилья вытащил «Сельту» из долговой ямы, но не из Второй лиги и ушел посреди сезона-1961/62. 

Принявший клуб в 1995-м Орасио Гомес зарабатывал цивильнее (его компания Disgobe торговала напитками), но тоже любил эффектные жесты. Например, через несколько недель после назначения пригрозил голодовкой, если «Сельту» не вернут в Ла Лигу.  

Гомес стал президентом в конце июля, а в начале августа комиссия по спорту и финансам отправила «Севилью» и «Сельту» (13-е место в сезоне-94/95) во вторую лигу – за нехватку экономических гарантий. В случае с клубом из Виго речь шла о 45 млн песет (510 000 евро).   

Места пониженных заняли вылетевшие по итогам сезона-94/95 «Альбасете» и «Вальядолид», чей президент Маркос Фернандес входил в ту самую комиссию. В Виго с таким раскладом не смирились, и 20 тысяч болельщиков «Сельты» вышли на улицы: закидали камнями мэрию и потребовали перевести клуб в чемпионат соседней Португалии. 

Под давлением народа и председателя правительства (а заодно – севильца) Фелипе Гонсалеса совет Ла Лиги экстренно собрался в Мадриде, куда прибыло 4000 болельщиков «Сельты» (в том числе – на 50 автобусах, выделенных мэром Виго Мануэлем Пересом). 

Они пять часов дежурили на 37-градусной жаре у офиса Ла Лиги, а узнав, что «Сельту» с «Севильей» помиловали (чтоб не обижать «Вальядолид» с «Альбасете», Примеру расширили до 22 команд), устроили праздник в центре Мадрида. 

Скандировали, правда, не только «Чемпионы! Чемпионы!», но и «Орасио, ублюдок, тебя расстреляют». Гомеса винили в бюрократической ошибке, чуть не утопившей клуб.   

В первый месяц работы новый президент «Сельты» вылетел из Ла Лиги и вернулся. И это было только начало. 

Гомес еще и команду толком не усилил. Летом-1995 договорился с «Црвеной Звездой» о трансфере полузащитника Петковича, но того перехватил «Реал». А там Деян не пригодился: дебютировал только в декабре (как раз против «Сельты»), а в январе 1996-го уехал в аренду.   

«Сельта» же стартовала без атакующих звезд, и после одной победы в восьми турах аргентинского тренера Карлоса Аймара сменил Фернандо Кастро, которого Мостовой в автобиографии описал так: «Без имени, без достижений, работал за копейки. В Испании его по большому счету никто не уважал». 

Неуважаемый тренер поднял «Сельту» с 20 места на 11-е, и летом 1996-го Гомес купил ему чемпиона мира Мазиньо – отца Тиаго Алькантары. 

По словам Мостового, бразильского опорника «сгноили в «Валенсии» – поссорившись с ее тренером Арагонесом, Мазиньо улетел в отпуск и две недели отвергал контракт с «Сельтой». Но сдался под давлением Гомеса, прилетевшего в Бразилию. 

Орасио потом сообщил, что согласие Мазиньо – «результат значительных экономических усилий».  

Еще больше усилий потребовал трансфер Мостового. Он обошелся Гомесу в три миллиона долларов и стал самым дорогим игроком в истории «Сельты». 

Как и Мазиньо, Мостовой не хотел в Галисию: во Франции встретил новую любовь (19-летнюю студентку Стефани) и рассчитывал остаться в «Страсбуре», но не дождался от президента повышения зарплаты. 

Гомес же принял его условия, и Мостовой прилетел на подписание контракта, но вдруг услышал: «Сейчас по плану твоя презентация». – «А контракт?» – «Народ уже собрался на стадионе. Два часа ждут. Контракт – потом». – «Нет, ребята, сначала подпишем бумаги».

В контракте Мостовой увидел куда меньшую зарплату, чем обещал Гомес, и уехал с агентом в отель, чтобы наутро вернуться в Страсбург. Вечером из «Сельты» позвонили: «Приезжай, подпишем на твоих условиях».   

Но Царь все равно был недоволен. «У вас что, война была? Бомбардировки?» – поинтересовался Мостовой, увидев обшарпанные раздевалки без горячей воды и поле с коровьими лепешками. 

  • «И это ваша раздевалка? Шутите?» Монолог Мостового – как сделать революцию в «Сельте» не только на поле

Бесила и примитивная тактика тренера Кастро. Он задвигал налево, партнеры не делились мячом, и Мостовой несколько раз уходил с тренировок, а потом признался: «Первые 3-4 месяца в Виго я только и думал: скорей бы уехать». 

Другой новичок лета-1996 – полузащитник «Маккаби» (Хайфа) Хаим Ревиво – тоже боялся ехать в Виго, но освоился быстрее. 

«Я совсем не знал испанского, к тому же на руках был двухмесячный сын, – вспоминал Хаим. – Но из молодежки подняли Хави Гонсалеса, который говорил по-английски и помогал, а президент Гомес дал мне машину своей дочери, так что жизнь наладилась». 

Кстати, Ревиво и Гонсалес так подружились, что, уже играя за «Атлетик», Хави после гола показал майку с изображением Ревиво, а в нулевые перешел вслед за Хаимом в «Ашдод».

Ревиво стал для «Сельты» так важен, что ради него на час сдвинули сентябрьский матч с лидером чемпионата «Бетисом» – чтобы Хаим успел поужинать дома перед иудейским праздником Йом-Киппур, который подразумевает молитвы и 25-часовое голодание.

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Ревиво-то успел, но «Сельта» впервые за 11 месяцев уступила на «Балаидосе» и откатилась в зону вылета, где болталась почти весь сезон-96/97 (к проблемам с игрой добавился полугодовой бан за нандролон защитника Агирретсу).   

«Ну это вообще невозмутимо просто», – подумал, вероятно, Мостовой, когда «Сельта» – в мае 1997-го – пропустила в Хихоне второй мяч от «Спортинга», шедшего еще ниже. Забыв, что все замены сделаны, Мостовой попытался уйти с поля. 

«Во втором тайме у них выходит на замену совсем молодой пацан, метр с кепкой, по моим ощущениям, лет шестнадцати. Следует длинный заброс в нашу штрафную, и этот малыш сравнивает счет. Я стою в центре поля, чешу в затылке: «Может, «сдают»?

Потом два наших чудо-защитника сталкиваются лбами и падают. Маленький смотрит: о, мяч! Берет и с трех метров расстреливает – 2:1 в пользу «Спортинга». И тут я психанул». 

Так Царь описал дубль 183-сантиметрового полузащитника Рикардо Банго, который в начале 90-х играл за сборную Испании против Бразилии и Франции – Мостового он младше всего на несколько недель.

После второго гола Банго Александра не отпустил с поля капитан «Сельты» Пачи Салинас. Мостового оштрафовали и на 10 дней отстранили от тренировок, а болельщики залили ворота его дома черной краской и написали: «Заткнись и играй в футбол!» 

Молчать он и не думал, а в футбол заиграл. 

В последнем туре сезона-96/97 «Сельта» разгромила (4:0) «Реал», расслабленный досрочным чемпионством, и осталась в Ла Лиге, а Гомес нанял баскского тренера Хавьера Ирурету, который в начале 90-х внезапно вывел в Кубок УЕФА «Овьедо».    

Чтобы оживить Мостового, Ирурета позвал Карпина, с которым работал в Сан-Себастьяне. Летом 1996-го Валерий стал самым дорогим игроком в истории «Валенсии», но 8 миллионов долларов не отработал. 

«Смотрели на меня поначалу как на гения, который должен брать мяч, обводить 11 игроков соперника и закатывать его в сетку, – говорил Валерий. – Валенсийцы верили, что в клубе появился второй Марадона. 

А я не Марадона и даже не Зидан, а командный игрок, который не может сотворить чудо без помощи партнеров. В общем, в какой-то момент я опустил руки, решив, что «Валенсия» – не моя команда. В этом и есть моя вина. Нельзя сдаваться ни при каких обстоятельствах». 

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Дальше Карпин отказал «Бешикташу» и сомневался насчет Виго, но после бесед с Мостовым и Ируретой одобрил годичную аренду. 

Потом, по словам Мостового, они вместе с Карпиным жаловались Гомесу на инфраструктуру и добились покупки автобуса и строительства нормальной базы. 

А главное – с приходом Карпина, защитника «Црвены Звезды» Джоровича, опорника «Эстремадуры» Ито и форварда «Селтика» Кадете – «Сельта» взлетела после пятого тура на третье место.

«При системе 4-4-2 играть справа – одно удовольствие, сразу вспоминаю «Спартак», – говорил Карпин. – В Виго все безумно рады появлению нашего дуэта с Мостовым. Газеты пишут, что двое русских понимают друг друга с полувзгляда. У нас даже статистические показатели одинаковые: по 2+4 в пяти матчах».  

Карпин делил правый фланг с Мичелом Сальгадо, который летом 1997-го вернулся из аренды: «В «Сельте» сильно сомневались насчет него, и агент тянул Мичела в «Саламанку», – вспоминал Ирурета. – Но я не пустил. Знал, что команде нужен такой перспективный воспитанник».   

«Связка Карпина и Сальгадо очень опасна, – писал галисийский журналист Пабло Кампос. – Карпин – квинтэссенция трансферных успехов «Сельты» 1997-го. Он воскресил Мостового, классно работает без мяча и взаимодействует с партнерами, делая атаку «Сельты» одной из самых ярких в Ла Лиге».  

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Осенью 1997-го Карпин с Мостовым – в отличие от других наших испанцев – не отвлекались на сборную. Тренер Игнатьев обвинил их в мартовской ничьей с Кипром и больше не звал. Но если Мостовой возвращения не исключал, то Карпин заявил: «На чемпионат мира, даже если сборная там окажется, я не поеду».

Россия боролась в стыках с Италией, а Карпин и Мостовой били в Ла Лиге «Спортинг», «Мальорку» и «Тенерифе» Виктора Фернандеса. 

В 1994-м Виктор во главе «Сарагосы» обыграл «Сельту» в финале Кубка Испании, через год взял Кубок Кубков, а из-за 1:3 от Карпина с Мостовым остался без работы. «Виноваты мы, но тренера убрать проще, чем игроков», – отметил полузащитник «Тенерифе» Славиша Йоканович. 

Через 7 месяцев Фернандес сменит в «Сельте» Ирурету. 

В эти месяцы уместилось многое. Например, в феврале на просмотр в Виго привезли трех юных нигерийцев – Кеннеди, Асуву и Ойелакина. 

На контракты парни не наработали, а в последний день признались: нет денег на обратную дорогу. Тогда Мазиньо с Ревиво насобирали в команде нужную сумму. «Не хотим, чтобы они вернулись в Африку с плохими воспоминаниями о Виго», – объяснил Хаим.  

Заметка со словами Ревиво соседствует в номере El País за 12 февраля 1998-го с не менее захватывающей публикацией под заголовком «Сумасшедшая поездка Жириновского в Ирак». 

В ней сообщалось: «лидер российских ультранационалистов» махнул в Багдад с 14 тоннами гумпомощи, чтобы защитить Саддама Хусейна от нападения США. Спикер Госдумы Селезнев назвал это хулиганской акцией, а Жириновский, не получив во Внуково разрешение на полет над Ираном, рванул в Ереван, где под угрозой голодовки добился вылета в Багдад. 

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

В Виго тоже было тревожно. В том же феврале на «Балаидосе» случился пожар. Загорелись электрогенераторы, и без света остался не только стадион, но и весь район. 

Пожарные вовремя вмешались, и матч с «Атлетико» все же состоялся. Во втором тайме – при счете 1:1 – Сальгадо сломал ногу Жуниньо. Под давлением бразильской футбольной федерации, потерявшей перед ЧМ-1998 основного полузащитника, Мичела забанили аж на 4 матча. 

Капитан «Реала» Йерро назвал наказание варварским: «В этом сезоне я видел около десяти не менее опасных подкатов». 8 тысяч фанатов «Сельты» устроили демонстрацию, и наказание отменили, но через пару недель Мичел сломал мизинец на левой ноге и выбыл на два месяца. 

В том чемпионате он застал только последние 10 минут матча с «Меридой». Победив 2:0, «Сельта» отправила бывшую команду Николая Писарева во Вторую лигу, а сама – впервые за 27 лет – прорвалась в еврокубки. 

«Со стадиона болельщики отправились на центральную площадь, где празднование продолжалось всю ночь, – вспоминал Карпин. – Туда же повезли и нашу команду в открытом автобусе. Веселились мы до 3 часов ночи. Гулять в Испании умеют. 

Такой радости я еще никогда не испытывал, даже когда побеждал со «Спартаком» в чемпионатах и Кубке России. 

Что же до игры с «Меридой», то нам помог быстрый гол, после которого у соперников опустились руки». 

Автор гола – 26-летний форвард Мойзес Гарсия. Посреди предыдущего сезона он лидировал в списке бомбардиров Сегунды, но не дождался предложений из Примеры и махнул в «Шеффилд Уэнсдей». Испанцев в АПЛ тогда не было, и это привлекло к нему внимание. 

Узнав, что Мойзес вот-вот подпишет контракт в Англии, «Сельта» его перехватила. Но при Ирурете форвард играл редко и зимой 1998-го собрался в «Дженоа». «А тренер не отпустил: сказал, что пригожусь на финише, – вспоминал Мойзес. – В итоге в последних 8 турах сезона-97/98 я забил 5 мячей. 

После исторической победы над «Меридой» Ирурета схватил меня в раздевалке: «Помнишь, что я тебе говорил?! Помнишь?!»

Оба вскоре покинули «Сельту». Ирурету переманил «Депортиво», а Мойзес узнал, что приходит ненавидимый с «Сарагосы» Фернандес, и ушел в «Вильярреал».

Фернандес не был скандалистом или диктатором, но как игрок выше Третьей лиги не забрался, получил высшее образование на факультете философии и литературы, рано стал тренером и футболистами «Сарагосы» сперва воспринимался как самонадеянный теоретик.

«Говорили, что ему не хватает характера, – писал испанский журналист Хосе Мигелес. – Однажды он решил заменить нападающего «Сарагосы» Рамберта, но тот отказался уходить и остался на поле».  

В «Сельту» Фернандес пришел 37-летним титулованным тренером и быстро расположил к себе другую неуправляемую звезду: 

«Фернандес – лучший тренер в моей жизни, – отметил Мостовой в автобиографии. – Давал полную свободу, не загонял в рамки. За четыре года с ним ни разу не слышал, что он недоволен моей игрой».  

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Фернандес отговорил Ревиво с Карпиным от ухода в «Депортиво» за Ируретой (Валерия выкупили у «Валенсии») и неожиданно заменил опорника Ито, ушедшего в «Бетис», Клодом Макелеле. Тот приходил из «Олимпика» – за 6 миллионов франков (900 тысяч евро) – правым полузащитником.  

«Я покидал один из самых знаменитых клубов Европы ради малоизвестной испанской команды и думал, что совершаю профессиональное самоубийство, – признался Макелеле. – Но на первой же тренировке ко мне подошел Мостовой, знавший французский по «Кану» и «Страсбуру»: «Добро пожаловать, Клод. Тебе здесь понравится». 

Он не ошибся. Впервые я попал к тренеру, который верил в меня не только как в футболиста, но и как в лидера. В конце первой недели сборов Фернандес сказал: «Справа у нас Карпин. Я сделаю тебя опорником». 

Я боялся, что буду меньше касаться мяча, но Мазиньо успокоил: «Мяч улетает то направо, то налево, но всегда возвращается в центр. Это основа всего». Мазиньо часами посвящал меня в нюансы новой роли. Когда сыграть в два касания, когда в одно, и вскоре я стал кайфовать от позиции опорника. 

В Виго я попал в футбол, который люблю –  свободный, атакующий, без давления извне и с дружеской обстановкой в команде. Никогда не получал от игры столько удовольствия, как в те два года с «Сельтой». 

В ноябре 1998-го гол Клода обеспечил «Сельте» первую за полвека гостевую победу над «Реалом». «Мы уступили команде, которая играет в Ла Лиге лучше всех», – признал тренер «Мадрида» Гус Хиддинк. 

Та победа подняла «Сельту» на первое место.

Через три недели Ревиво эффектно забил «Ливерпулю» в 1/8 Кубка УЕФА.

Когда Хаим получил мяч от Макелеле, журналист El País Хосе Эрмида расслышал в шуме «Энфилда» слова Фернандеса: «Иди сам, иди!»: «Тренеры не забивают мячи, но могут убедить игрока, что любая идея хороша, если ты талантлив и уверен в себе».

В четвертьфинале «Сельта» наткнулась на «Олимпик», но Макелеле не сыграл в Марселе из-за травмы. Гола Мостового оказалось мало – Флориан Морис забил два. А Карпин провел ответный матч после гриппа и заменился в середине второго тайма: итог – 0:0. 

Московский финал Кубка УЕФА остался без самой популярной тогда в России зарубежной команды.   

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

«Дико разозлил наш нападающий Любослав Пенев, – жаловался Мостовой в автобиографии. – Все бились, как черти, а он расслабленно стоял и ждал мяча – не открывался, не делал рывков. 

На следующий день после матча с «Марселем» не хотелось никуда выходить из дома. Так я стремился сыграть в Москве! Карп тоже очень расстроился. 

Болельщики «Сельты» уже интересовались погодой в Москве! Не сомневались, что обыграем французов. Следом предстояло играть с «Болоньей», которую в любом случае прошли бы. До сих пор поражение от «Марселя» сидит занозой в сердце».

Через несколько недель «Сельта» разнесла на «Балаидосе» «Реал» – 5:1. Пенев сделал хет-трик, а Гути, замененный в середине первого тайма при 0:3, в ярости ударил кулаком по навесу над скамейкой. 

Это один из двенадцати матчей сезона-98/99, где «Сельта» забила три или больше мячей. С Фернандесом команда играла куда изысканнее, чем при Ирурете, и после 5:1 с «Реалом» шла второй, но из-за травмы Мазиньо смазала финиш и в последнем туре боролась за четвертое место. 

Дома с «Атлетико» хватало ничьей. «Сельта» почти два года не проигрывала на «Балаидосе», но команде Радомира Антича, которому молодой Фернандес ассистировал в конце 80-х, уступила 0:1 и пролетела мимо Лиги чемпионов.

Опередившая «Сельту» «Валенсия» хантила Макелеле, но президент Гомес ограничился продажей Сальгадо и сохранил остальных лидеров. Почти всех. 

В разгар июльского сбора в Цюрихе форвард Пенев (15 голов в сезоне-98/99) сообщил, что получил повестку из военкомата, и свинтил в Софию, где внезапно завершил карьеру и стал президентом ЦСКА. 

Без него результативность «Сельты» упала, но только в чемпионате (45 мячей в сезоне-99/00 после 69 в предыдущем). В Кубке УЕФА же громили всех подряд, а новые форварды – Бенни Маккарти и Марио Турдо – забивали там чаще, чем в Ла Лиге. 

В конце ноября 1999-го 9 тысяч болельщиков «Бенфики» приехали в Виго на первый матч 1/16 финала, и Карпин (2 гола) с Мостовым (1+3) играли так, что кто-то из соперников попросил при счете 0:5, показывая на гостевую трибуну: «Остановитесь, иначе нас домой не пустят!»

Вспомнив это в автобиографии, Царь добавил: «В тот вечер у нас получалось практически все. Попадись нам в соперники «Милан», мы бы и ему 4-5 забили. Все знали: если играет «Сельта», спектакль гарантирован. У нас не все в порядке было в обороне, зато в атаке мы творили все, что хотели». 

После 0:7 на «Балаидосе» президента «Бенфики» Жоау Вале Азеведу оплевали фанаты, а он, по словам вратаря Энке, перестал платить защитникам и тренеру Хайнкесу.    

В «Сельте» же пока еще платили хорошо, но мало, так что игроков разбирали посреди сезона. 

Макелеле все же подписал контракт на будущий сезон с «Валенсией» (Гомес обещал отпустить за 1,8 млн евро). Селадес, только-только пришедший из «Барсы» на место Мазиньо, – с «Реалом». А вратарь Дютрюэль, взятый с лавки «ПСЖ» и становившийся летом 2000-го свободным агентом, – с «Барсой».    

Последнее особенно возмутило болельщиков. В январе 2000-го они освистали Дютрюэля после 0:2 от «Барсы» и потребовали выпустить второго вратаря – Пинто. 

То поражение отбросило «Сельту» на седьмое место, хотя еще в середине декабря она боролась за лидерство с «Депором». Но проиграла в Ла-Корунье 0:1 – в матче, полном инцидентов. 

Автобус «Сельты» при подъезде к стадиону закидали камнями, соперники грубили и симулировали, Мостовой на последних минутах cцепился с Джалминьей, а фанаты «Депора» – с комментатором Пачи Салинасом, игравшим раньше в Виго.

После шести матчей без побед в чемпионате «Сельта» вышла на трансферный рынок и почти договорилась о трансфере Колыванова из «Болоньи». 

«Агент сообщил, что Фернандес заинтересован во мне, – говорил Игорь в январе 2000-го, – но я понимаю: в ситуации, когда у нас серьезные проблемы с нападающими, меня не отпустят. Да и времени для обсуждения контракта мало – уже в понедельник ночью в Испании заканчивается период дозаявок».  

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

От Колыванова отказались, потому что Турдо сделал хет-трик в игре с «Овьедо», но вскоре Марио выбыл на два месяца из-за травмы, и в это время «Сельта» выдала 6 матчей без забитых мячей – немыслимо для одной из самых ярких атак Европы. 

К проблемам с атакой добавилось то, что центральный защитник Джорович отказался в феврале играть с «Райо» на левом фланге и нарвался на штраф – 3 миллиона песет (35 тысяч евро).

Но Мостовой был невозмутим и после туринских 0:1 в 1/8 Кубка УЕФА царил в домашней игре с «Юве» Анчелотти: на 27 секунде выкрутил позвонки Ферраре и отдал голевой пас Макелеле. 

Кстати, Клод сообщил в автобиографии, что именно тогда заинтересовал будущего президента «Реала» Флорентино Переса, и ради переезда в Мадрид уговорил «Валенсию» аннулировать предварительный контракт.   

После гола Макелеле Конте быстро получил две желтые, «Юве» пропустил от своего же защитника Биринделли, а перед перерывом на удаление нарвался еще и Монтеро. 

«Уругваец разбил мне губу, – говорил Карпин после победы 4:0. – Идиотский поступок. Твоя же команда в меньшинстве, да еще и проигрывает!

Накануне матча игроки и тренер «Ювентуса» [Анчелотти] обещали разорвать «Сельту». А против нас вышли такие же люди, как и мы. Только более раскрученные и богатые. Ни одной звезды у «Ювентуса» я что-то не увидел. 

После победы уехать со стадиона было невозможно – болельщики устроили на площади демонстрацию. Домой я попал только в первом часу ночи».

В четвертьфинале «Сельта» попала на «Ланс». Мостовой пропустил оба матча из-за надрыва мышцы, а его страсбургские друзья Нума и Исмаэль обеспечили французам победу. Единственный мяч галисийцев забил Ревиво, который летом 2000-го пополнил список потерь «Сельты». 

«После того, как меня не отпустили в «Барселону», я ушел «Фенербахче». И заработал за год столько, сколько в «Барсе» обещали за три», – признался Ревиво. 

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

У Мостового тоже хватало предложений. Но в «Реал» не ушел из-за цены (20 млн долларов), а в «Ливерпуль» – из-за повышения зарплаты в «Сельте». 

«Ливерпуль» купил на мое место Гари Макаллистера и выиграл в сезоне-00/01 несколько трофеев – в том числе Кубок УЕФА, – констатировал Мост в автобиографии. – В финале англичане победили (5:4) «Алавес», и большой вклад в успех внес именно Макаллистер».

«Сельта» в тот Кубок УЕФА проникла через Кубок Интертото, где в финальном раунде поборола «Зенит», а наши галисийцы нарвались на свист питерских болельщиков.

«Я был в шоке, – говорил Карпин, забивший «Зениту» в Виго и Питере . – После визита на «Петровский» даже серьезно задумывался, стоит ли продолжать играть за сборную (он снова играл за нее после ухода Игнатьева – Sports.ru). 

Но потом решил такой радикальный шаг не делать: Россия – очень и очень большая страна. И не все болельщики такие, как те 200 – 300 человек, что освистали меня».

В середине сезона-00/01 «Сельта» опустилась аж на 16 место, но Карпин был прекрасен. Его гол «Штутгарту» Рангника обеспечил выход в четвертьфинал Кубка УЕФА (где в этот раз споткнулись на «Барсе»), а хет-трик в матче с «Валенсией» стал главной сенсацией третьего мартовского уик-энда 2001-го.

Мало того, что «Валенсия» в том сезоне достигла финала ЛЧ, так еще и до поездки в Виго не пропускала больше двух мячей. А Карпин забил Канисаресу три за 15 минут!   

В остальном – обычный сезон «Сельты» Фернандеса. Яркие победы над «Реалом» (3:0) и «Барсой» (3:1 и 3:2), а потом разочарование на финише. В том сезоне «Сельта» проиграла «Сарагосе» финал Кубка («Говорят, проиграли еще в отеле – споря о премиальных», – писала журналистка Cadena SER Лусия Табоада), а в следующем – провалила два последних тура и выпала из зоны ЛЧ, хотя в феврале лидировала.        

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

В отличие от Мостового – любителя мегаполисов – Карпин полюбил Виго и хотел играть там до конца карьеры, но в 2002-м Гомес предложил оскорбительный контракт (на год – с необходимостью провести 25 матчей для продления), и великий русский дуэт распался. 

С «Реал Сосьедадом» Карпин лидировал за два тура до конца сезона-02/03, но упустил чемпионство в Виго (2:3 с 1+1 Мостового). «Сельте» же та победа обеспечила место в ЛЧ.

«В атаке мы творили все, что хотели». «Сельта» Карпина и Мостового громила «Реал» (5:1) и Анчелотти (4:0), но осталась без титулов

Мостовой долго этого ждал, но все уже было не то: настроение портили оборонительная тактика нового тренера Лотины, развод со Стефани и задержки зарплаты (из-за долгов игроки покинули отель Hesperia перед игрой ЛЧ с «Миланом», и тренер остался в видеозале в одиночестве). 

«После того как в 1/8 финала Лиги чемпионов мы уступили «Арсеналу», футбол потерял для меня интерес, – признался Мостовой в автобиографии. – Надоело, что руководство постоянно кормило завтраками. Не чувствуя уважения, я и вел себя соответствующе. Отлынивал от тренировок и игр, придумывал себе травмы».

«Сельта» тонула, и весной 2004-го Орасио Гомес позвал спасателем Христо Стоичкова. Тот оставил ради такого шанса сборную Болгарии, но вскоре узнал, что долги клуба достигли 80 миллионов евро и перед последним туром нет денег на стимулирование «Леванте» и «Расинга», которые играли с конкурентами «Сельты».     

Потом «Сельта» возвращалась, вылетела, воскресала и выходила в полуфинал Лиги Европы. Вот только «Реал» уже не громила так лихо, как с Карпиным и Мостовым.    

Источник: sports.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать − 17 =